поделитесь в социальных сетях:

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Июнь 2017. Доходяги – герои Шаламова и Платонова. Доходяги – это и все исчезающие звери. С начала 21 -го тысячелетия исчезло почти 40 процентов известных нам видов животных. Как шагреневая кожа, сжимается пространство обитания львов, леопардов, волков, слонов, дельфинов. Но самое страшное преступление человечества – это "индустриальное выращивание". В переполненных клетках индустриального выращивания в муках кончаются куры, прикованные к батареям, стонут коровы... Доходяги-звери. Философ Владимир Варава пишет: "Боль – суть мира, суть Креста. Также больно от Достоевского, Платонова. Бога и бытия. Им всем от себя больно. Такова неизбежная странность мира. "Животные (как пишет Хайдеггер) – и самое близкое нам, и самое непостижимое». Человек постоянно определяет себя через животное, и боль животного действует сильнее на наши сердца, чем боль человека. В моей памяти – даже в детских воспоминаниях – остались прежде всего раздавленный мною цыпленок, раздавленная машиной кошка. Страшно вспоминать, но никуда от сделанного и увиденного не деться. У Виктора Гюго постоянным было воспоминание 10-20-летней давности о глазах брошенной им собаки. Оно осталось, как некая страшная тайна. В этой звериной боли открывается до-этическая, до-онтологическая асимметрия. Что-то, что составляет "неприличную" сущность юродства, о чем говорил Мармеладов: Бедность – не порок, а нищета – порок. Но этим нищенским "пороком" и держится вся армия пьяненьких, бесконечно жалких, не ждущих себе оправдания. Поэтому никто лучше Мармеладова и не дал определения церкви: Надо, чтобы каждому человеку было, куда пойти. Сегодня можно добавить сюда и "космическое" измерение: чтобы каждой твари было, куда пойти. Философ и святой должны пребывать в Ином. По словам святого Силуана, нужно держать свой ум во аде. Святой – самый уязвимый из всех людей (о близости святости и уязвимости часто говорят современные богословы – Вл. Антоний Сурожский, Ал. Филоненко), он не носит маски, не отчужден условностями, не боится любить. Из всех живых существ беззащитнее человека, скажем, собака, да и любое другое, не покинувшее рая (а животные не покинули рая) создание. Единственная защита для невинного ребенка или животного - безусловная нежность Бога. Нежность в русском языке от "нега". Открытость, незащищенность, нега необходимы и для "вхождения" в разговор с Богом. Откровение (и откровенность) в этом разговоре и на стороне Бога, и на стороне Твари.

 

Июнь 2017. Понять, объяснить, значит – оправдать. Поэтому нельзя говорить о страдании невинных. (С. Франк). Русский философ пишет об особой нравственности, деликатности и апофатичности в разговоре о предельно Простом. Сегодня можно смело сказать: сугубо невинны и просты- звери, они не предали Бога и продолжают не предавать Его. Боль нельзя описать, особенно боль животного. И поэт Марина Цветаева, говоря о предельном страдании, находит точную богословско-софиологическую формулу: "Я не более, чем животное, кем-то раненное в живот". Жизнь в запредельном страдании животного (живого) мяса. Ибо мы живем в эпоху Святого Духа, Жизни Подателя. Не в смысле 3-го Завета Серебряного века, а в апокалиптической перспективе исчезновения (истребления человеком) всего живого и органического. Только жизнь притягательна, таинственна, не лжива. Современные философы – Вальтер Беньямин, Э. Левинас, Г. Конциянчич мучились и мучаются от того, что "страдание плоти" не сообщаемо. Вернее – оно "сообщается" только в модусе такого же мясного, конкретного страдания. Но есть чудо искусства, умеющее дать голос мучимой твари. Вспомним художника Ф. Бэкона и его распятое животное, вспомним Андрея Платонова ("Мусорный ветер", "Джан"), В. Шаламова. Эти художники могут "снести боль жизни", выражая, а, следовательно, и преображая ее. Глубочайший Ницше сумел сказать нечто важное: "Природа так же нуждается в святых, у которых отсутствует собственное "Я", и чья мученическая жизнь более не воспринимается как индивидуальная, но как глубочайшее чувство равенства, сострадания и единства со всем живущим" ("Несвоевременные размышления"). И святость выражает страдание, преображая его.

 

Июль 2017. Андрей Анпилов умеет жить, не отрывая свой взгляд от рая. Его животные видят всех нас, как богов. Или точнее: расчищают до Иконы стертый грехом и временем образ Божий в каждом из нас. Вот опять до головокружения родные стихи:

Душа худа. И плоть дряхлеет,

И память никуда.

И все же кто-то пожалеет,

Как в детстве иногда.

 

Пускай, что весит он немного,

Не может говорить,

Но за него ты будешь Бога

Навек благодарить.

 

Оставят, адреса не спросят,

Все, дай им только срок.

А он обнимет и не бросит –

Котенок твой, щенок.

 

В них милосердия святого

Запас не истощен.

И нет в тебе греха такого,

Что ими не прощен.

 

Однажды, поседев, котенок,

И старенький щенок,

Перед тобой среди потемок,

Рванут, не чуя ног

 

По черной лестнице к престолу

Всеобщего Творца,

И не потупив очи долу

Взглянут в глаза Отца.

 

Щенок – не ангел твой хранитель

С мечом и взмахом крыл.

В его глазах себя ты видел,

Каким задуман был.

 

10 сентября 2017. Удивляющая своим глубинным пониманием, вызывающая изумление статья в ФБ- отца Константина (Комышанова). О "заповедях блаженства"! Блаженны милостивые... Но более блаженны те, кто принимает милость от животных! Он возвращается в примордиальное, утерянное состояние рая. Он становится со-работником Бога, как Адам, дававший имена (логосы) животным. В еврейской традиции, с которой "сражался" Деррида, которая измучила Вальтера Беньямина, животные, получив имена, попали во власть к человеку, ведь у евреев – дать или знать имя, значит, владеть и распоряжаться его носителем. И до сих пор животные потрясают нас своим молчанием. Они как будто заколдованы злой волшебницей (-ком) и не умеют, не могут подать свой голос, вырваться из плена. И христиане долго оставались того же, "мрачного" мнения: "наречение имен" было однозначно знаком "господства" Адама над всеми тварями. Но время изменилось! И сегодня мы, наконец-то, видим христиан всех конфессий (даже наших, православных), прославляющих ДИАЛОГ между животными и человеком, переживающих счастье со-доверия и со-чувствия. Да, животное остается животным, другим – но поэтому человек преклоняется и перед ним, каясь, что согрешил не только перед Богом, но и перед всякой тварью. Трепет и счастье, узнавание и признание, творчество и послушание – вот, что такое зов по имени. Иметь имя – значит быть Личностью. "Мы нуждаемся в животных, и мы не нуждаемся в них, но позволяем им быть такими, какие они есть". "Человек воспринимает животных и знает, что они воспринимают человека, результат – наделение именем. Бог воспринимает человека, как Он воспринимает и животное. И поэтому Бог произносит: не хорошо быть человеку одному. " (Томас Рустер) Множество размышлений на эту тему у католиков и протестантов (см. Thomas Ruster "Die paradiesische Wissenschaft", in "Alles, was atmet", Regensburg, 2018). Но мне кажется, у русских, православных ощущение и понимание рая – в крови. Слишком близко, слишком понятно. Наверно, поэтому об этом молчат наши богословы, так сухо и непразднично пишут экзегеты. В нашей непосредственной жизни все еще неистребима жажда счастья, разделенного с последним кустиком и птахой. И для нее нет слов.

 

22 сентября 2017. Париж. Вчера была Беатрис. Она с некоторых пор не откликается на звонки. Вначале она молчала, потом заплакала. Как непохоже на прежнюю, полную жизни и счастья Беа. Просидела почти до полночи и разошлась: была веселой, доброй, рассказывающей о неграх, которых любит, об их милых странностях, о нищете, о детскости, о вечно живом и доверчивом в африканской душе. Она живет рядом с Шато Руж, плотными рядами там днем и ночью стоят шумящие и торгующие посланцы Африки. Жизнь Беатрис тяжела не поэтому. Да, большинство "черных" – мусульмане (а, значит, не любят, боятся и собак, и прочую живность). Каждодневный, каждосекундный кошмар. Перед ним нельзя отступать. Напротив, нужно активно действовать, когда уже совсем нет сил и все болит. И ты одна. Никто не поддержит – и белые и цветные объединятся, чтобы обругать, вызвать полицию, помешать. 30 (или 40) лет, как в квартире Беа поселились голуби. Они целиком захватили комнату с книгами, влетают и летают повсюду. Беа выходила, воспитала целые династии и знает каждого. Больше в округе голубей никто не кормит. В 5 часов (когда черная туча орущих двуногих расходится), когда рассветает, Беа спускается с шестого этажа с мешком зерен. Тысячи птиц сидят на карнизах в терпеливом ее ожидании. "В районе Шато Руж я только раз видела, как старый негр кормил голубей остатками кускуса. И его остановила полиция," – рассказывает Беатрис. Она одна – против всех. Она старается рассыпать зерна как можно быстрее. Под крики и проклятия людей, которые ее хорошо знают и пользуются ее безотказностью: она заполняет эмигрантам всякие анкеты, обучает детей и взрослых французскому, предоставляет свой почтовый адрес для нелегалов... и т. д. и т. п. "Особенно стараются пти-буржуа ( буржуи или белые, которые опять начали селиться в этом районе). Энергия ненависти просто убивает меня" – говорит она. И не только "энергия". За кормление голубей она уже давно рискует заплатить штраф – 400 евро или потерять квартиру. Рядом с собой, в главной комнате, она оставляет сейчас только "хроников" (они никогда не взлетят), голуби спят с ней и на ней, соперничая с котом. Как Беа разговаривает с больными голубями! Сейчас таких двое. И они поправятся. Господи, дай Беатрис сил, терпения, веры!

 

4 октября 2017. Париж. Два дня провели с Павле на конференции "Католическое возрождение во Франции 19-20 века и русская религиозная философия". Из Москвы приехали самые нужные женщины: Татьяна Касаткина и Настя Гачева. Татьяна говорила о Мережковском и Элевсинских мистериях. Уверенно, светло, смело и поразительно. Соединяя мистерию "падшего в землю зерна" с "Маша лежит на столе"(Достоевский) и всеобщей "текучестью" жизни, Татьяна "гармонизировала" самые невозможные противоречия. А с Настей мы сели рядом и не расставались. Настя обожгла и воскресила. До такой степени, что я, болезная, подумала, что улетаю в другой космос. Я пережила добрую власть "федоровской" атмосферы, победы всеобщего братства и веры как "клятвы", как "общего дела". Настя - вулкан. Она тут же вовлекла в свою огненную стихию: пригласила выступать в Москву, "получить премию Пятигорского", участвовать в множестве других "проектах". Ее космизм не ограничивается только "человеческим". Это Настя когда-то (в ФБ) подарила всем нам рассказ об обращении матадора Альваро Мунеро. Он упал и заплакал в середине боя, поняв, что бык не желает отвечать ему на его агрессию. Мунеро с тех пор стал одним из лидирующих зоозащитников и борцов с корридой в Испании. Вот, как он описывает момент "озарения": "Сама невинность, льющаяся из глаз животных, смотрела на меня с мольбой о помощи. Она кричала о справедливости. Я почувствовал себя самым худшим существом на свете и прервал бой". Так животное "не-сопротивлением" и смирением осуществляют великую искупительную миссию, говорит о братстве живого, о воскресении всех.

 

22 октября 2017. Анастасия Цветаева: "А дальше, вдруг, так бывает, когда в тяготу наших тем посылается луч небесный, – мне в руки пришла книга "Рай и ад". И там я прочла, что блаженный Андрей (их было, помнится, три - в 3-ем, 9-ом и 10-ом веках, который из них, не знаю) - был восхищен до третьего неба и любовался высотой и красой райских деревьев - он увидел за ними силуэты животных, "они перекликались музыкальными звуками, шерсть на них была как бы шелк и цвета зари и неба". В то время, как блаженный Андрей стоял и дивился - сверху ему был голос: "Что ты удивляешься, Андрей? Неужели ты думал, что Бог хоть одной своей твари даст тление?" Анастасия Цветаева: Я "всегда обращалась к собакам на Вы. "Из книги "Непостижимые": Бобка "с первых лет жизни" прыгнул в сердце," свил там гнездо по гроб жизни". "Война, недоедание, разлуки...Но стоит черному носу просунуться в щелку, лапе ударить дверь, – как радуюсь! И пес это знает! В ответ на мои ласки даже свистит от нежности! Тонко... Руслан радуется любящему его человеку, как празднику, – умиленным словам, ласкам, безнаказанности игр". " Какая искренность, какая нечеловеческая благодарность!" Собачье сердце способно даже на покаяние. " Человек и страдание – органично, ибо отражено в сознании. Страдание животного чудовищно, потому что у него нет греха".

 

24 ноября 2017. "Гений есть возвращение изначального смирения" – Симона Вайль. Поэтому только гений и святой могут услышать и понять униженных. Крайняя степень унижения – когда тебя не слышат. Деревенский дурачок (так иногда переводят русского "юродивого") – это тот, кого не слышат, т. е. не понимают. Наделенный смирением принимает и блаженство кротких. Самые кроткие на нашей земле – животные, ибо их давно и основательно не слышат. "Car seuls les hèros rèellement purs, les saints et les genies peuvent etre un secours pour les malheureux". (Simone Weil) "Между истиной и несчастьем существует союз, оба молча дополняют друг друга. Оба навеки обречены оставаться безмолвными". (Симона Вайл, "Личность и святое"). Симона Вайль удивительно совпадает с М. Цветаевой: поэт обязательно носит на лбу клеймо каторжника. И все же: «Но если по дороге – куст встает, особенно рябина...» (Цветаева). И возвращение в рай Симоны Вайль: " В глубине всякой человеческой души – с раннего детства до глубокой старости – затаилось ожидание того, что, несмотря на пережитые страдания и несправедливости, победит добро, а не зло. Вот это-то и называется "святым". "Личность и святое". И звери, не забывшие запах рая, доверяют миру и людям в большей степени, чем мы. Они быстро забывают и прощают обиду. Им не выжить в этом мире, от того, что не раздваиваются, теряют страх перед человеком. Но именно они "наследуют землю". (Возможно, уже Новую Землю, о которой сказано в Откровении).

 

27 ноября 2017. Моя Мария прислала мне рождественский подарок. Только она может так осчастливить! Это "Jahrbuch der Karl-Heim-Gesellschaft, 30 Jahr. 2017. И в нем статья Маркуса Мюлинга.

Она о животных и людях, созданных по образу Божьему.

Человек создан по образу Божьему, он – отражение Бога. Его Резонанс.

Бог есть любовь, и общение внутри святой Троицы важнее существования ее ипостасей.

Бог не репрезентация. Иначе Он был бы идолом и определялся бы аристотелевским А=А, но Бог – движение, "неподвижное движение любви" (св. Максим Исповедник).

Человек, созданный по образу Божьему, всегда находится в отношении к Богу, связан с Ним. Люди, как "резонанс Бога" – не сущее, они становящиеся, мы не может дать определение человека, мы можем лишь говорить о "становлении человеком". Такое определение было дано уже в Средние Века Raimondus Lullus, он говорил о человеке: animal homificans.

Всех Господь создал по любви. И определение человека "создан по образу Божьему" не есть то, что фундаментально отличает человека от других тварей. Человек – это личность, это – лицо, смотрящее на Другого. Личность (как часто повторяет Татьяна Касаткина) – то, что льется, сметает границы, объединяет всех. В последнее время написано немало работ, посвященных животному, как личности (см., например, Ив Кретьен). Эрос, соединяющий и созидающий, присущ не только человеку. И не только обезьяне, лошади, собаке: мельчайший комарик жужжит и веселится, неся в себе этот Эрос. (См., св. Иоанна Скитопольского).

Итак, весь сотворенный Богом мир "резонирует" и дивно общается с Господом.

На равных совершается игра Бога с Левиафаном, – «змий сий, его же создал еси ругатися ему» (Пс. 103,26).

В одной из талмудических традиций Бог, отдыхая в субботу (главный день!) играет с Левиафаном. Празднует. А праздновать можно только с равным, со своим другим. В этот день Бог умаляется, а творение поднимается до Бога.

 

28 ноября 2017. Продолжаю узнавать о Левиафане.

В трактате Авода Зара 36-ого Вавилонского Талмуда сообщается о том, что Бог ежедневно забавляется с Левиафаном.

"В течение четырех (трех) часов Он сидит и играет с Левиафаном – ибо сказано: "Левиафана Ты создал ждя того, чтобы состязаться с ним". (103,26)

Итак, единственное личностное существо, с которым Бог общается каждый день – это Левиафан.

И на мессианском пире Господь не забудет о своем "враге-друге", возьмет его с собой, чтобы веселить праведников.

 

29 ноября 2017. Нашла полезные ссылки: PG4,272A.

Все, даже и несущие, тянутся к добру, к Богу. Любое движение, любое событие в мире вписывается в эту базовую тягу творения.

PG4,268C-269A

Даже эротическая похотливость животных является проекцией их имманентного желания, т. е. тяги к Богу.

Максим Исповедник:

"По причине ведь этой любовной силы (а первопричиною ее является Бог) ...и существа нестадные тоже движимы к спариванию со сходными." И они устремляются к Богу своим жизненным, т. е. естественным движением.

 

29 декабря 2017. Картина "Судьба животных" написана Францем Марком за три года до смерти, в 1913 году. Ей предшествовала акварель, где Марк написал: «Деревья показывают свои кольца, животные свои вены». Наверно, никому из живших когда-то в Европе художников не удалось с такой силой изобразить бытие животных, их радование жизни, их очарование и грацию, их смирение и тихую серьезность, как это сделал Марк. "Судьба животных" – холст, изображающий катастрофу. На обратной стороне холста художником написано: "И всякое бытие – это пламя страдания". ("Und alles Sein ist flammend Leid"). Художник вдохновлялся чтением Флобера, его "Святого Юлиана, гостеприимного". Там описан лесной пожар. Звери в ужасе убегают. На опушке – оленья семья с мертвым, застреленным олененком. "И взглянув на небо, олениха издала душераздирающий крик. Она кричала громким, человеческим голосом". Рваные клочья красного, черного, синего. Падают горящие деревья. Огонь повсюду. Сверху, слева две лошади: одна пытается убежать, но бежит в огонь. Слева – кабаны, справа – лисы. В центре – кричащая олениха. Белая шея – как пронзительные светлые лучи, и кажется, что в следующее мгновение на эту шею упадет могучее, горящее дерево. Вспоминается олениха Флобера. Но и без Флобера это может быть символом беззащитной жизни, которой нечего противопоставить натиску зла. Лишь белоснежную шею. Звери и деревья объединены общим страданием, общей судьбой. Вся картина (по диагонали) – изображение Креста, он объединяет, а значит, и придает всему великий смысл.

 

30 декабря 2017. Гоголь. Старосветские помещики. Светлый образ Пульхерии Ивановны. Ее смерть связана с уходом кошки. Киска совсем не привязана к ней, но присутствует в ее жизни естественным образом, как райское животное. Однажды она убегает к совсем нерайским, диким и дерущимся кошкам. Но, голодная, возвращается к Пульхерии Ивановне, в полноту (Пульхерия от "изобилия") любовного существования. Но вскоре опять исчезает. Пульхерия Ивановна приняла ее бегство как знак своей скорой смерти.

И она вскоре умерла, потому что "жила не по чину". Она позволила себе жить любовью и добротой в этом мире. И судьбе оставалось только одно средство, чтобы восстановить "справедливость", указать твари на ее место: смерть.

 

13 февраля 2018. Сколько написано о заповеди, данной Богом человеку: "господствуйте над тварью", "обладайте ею" (Быт. 1,28), как изворачиваются переводчики-экзегеты, заново озвучивая "кабаш", а воз и ныне там.

И вдруг мне попадается свежий и прямой взгляд на человеческое "господство". Ксения Ермишина разрешила все сомнения и поставила точки над "и", поместив заповедь в контекст православного предания.

"Слова "господствуйте над тварью", обращенные к человеку, понимают научно-технически, как насилие... Но слова эти были сказаны ДО грехопадения, а после грехопадения совсем другие слова (вернее заповедь) были даны: Еве рожать чад в болезни как наказание, и над ней господствует уже муж, а над мужем господствует земля, он прах и в прах возвратится... Я поняла, что имелась в виду святость, как святым повиновались звери, стихии, открывались источники, останавливались бури, и наоборот, шел дождь, как у пророка Илии. Т. е. слово "господствуйте" было призывом к святости новозаветного типа. Получается, что эта заповедь была той, которую человек не выполнил".

 

19 марта 2018. Животные "не покинули рая", они не только "несут на себе отблеск райской красоты" (Леон Блуа), но не потеряли и основное – доверие. Все мы знаем, как быстро прощают животные человеку. И тем, кто воспитывает маленьких медвежат, тигрят, волчат, предстоит довольствоваться "минимумом" контактов, чтобы повзрослев, животное – отпущенное на волю – боялось человека. Как тяжело и людям, и зверюшкам – но таков закон мира падшего: братопоедание. Животные склонны прощать (пусть иногда и не сразу) самые тяжелые травмы. Они – при условии любви к ним – вырываются из тюрьмы самообороны, страха, агрессивности. "Вера" – от "доверия". И сегодняшние философы-богословы-психологи чаще говорят именно о доверии – оно нужнее и конкретнее – чем о "недосягаемой" вере. О доверии пишет священник и психоаналитик Древерман. Для него главное: избавить человека от чувства вины, освободить от страхов. Об этом – мысль Михаила Шварцмана, художника и вестника, пророка и учителя... Виктор Кривулин, Олег Охапкин, Борис Куприянов, Лена Шварц... эти лучшие поэты питерской культуры входили в христианство, преклоняясь перед личностью Михаила Шварцмана. Шварцман мыслил иератически. Иераты существуют вне антропологии. Деревья, бабочки, камни, птицы обладают бесстрашием доверия. Через иерата идет "всемирный знакопоток". Пока человек будет "антропоморфировать" мир, он не поймет мира. Иерат рассматривает мир знаково, не антропоморфируя его. И тайна мира молчаливо открывается человеку. Птицы, рыбы, змеи и, наконец, насекомые открывают новые миры, их смыслы и сути, новые энергии – их сублиматы. Это все наш мир, его право и правота в БЕЗУМИИ ДОВЕРЧИВОСТИ (выделено Т. Г.), которую мы почему-то боимся, боимся, как зла... Мир ни страшен, ни добр – страшны антропоморфические оценки мира своей однозначностью, посему бесплодностью. Что для иерата является иератикой, т. е. материалом иератического? Процессы бытия мира: метаморфозы жизни камней, пород, текстура деревьев... Теургический результат этого – осмысление, ради которого страшный труд, рабочая кротость, молитвенное терпение – иература. Снимается ли в этом процессе спонтанность? Нет! Напротив, активируется до изумляющей свободы. Олег Охапкин перевел эти мысли Шварцмана в стихи: «Поэзию совсем не ту Деревья знают. Их заботы Крупнее наших. Листопад. Куда крупнее тех утрат, Что мы зовем разлукой с милой».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить