поделитесь в социальных сетях:

Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
 

 

Обложка
         
 

                                        Марку Ализару – 43 года. Французский философ поднимает самые жгучие темы современности. От разочарованности и расколдованности современного мира Ализар смело и дерзновенно переходит к эпохе новой мифологии. К возрождению религиозного. Несколько лет тому назад я и мои друзья (жарко споря) прочли " Pop Theologie" и "Informatique celeste". Но сегодня Марк Ализар удивил новым откровением. Он, потрясенный жизнью и смертью своей собаки – ее звали "Лютер" – сочинил удивительный поэтический и религиозно-философский гимн. Mark Alizart CHIENS puf, 2018. 

Книга начинается с перечисления главных собачьих качеств: собака всегда готова к радости! Она великолепно сопротивляется насилию и злу, она умеет приспособиться к любым условиям жизни, жить на любой помойке, страдать молча.

У собак развито чувство деликатности. Они нежно относятся к детям, они все терпят от человека, всегда прощают, дружат со всеми видами животных. Кажется, им не хватает только слов, чтобы выразить свое "друго-любие". Все эти черты – результат долгих, тысячелетних страданий и "собачьей жизни".

Но собаки – в отличие от других животных – не угасли в своем терпении. Собаки превратили свою судьбу в свободу, овладев "легкостью бытия".

Более того: они таинственно шагнули дальше – Собаки радуются и своему "рабству". Они принимают и свою "трусость" (См. Лафонтен, противопоставивший "смелого" волка трусливому псу). Во многих культурах и цивилизациях мира они презираемы, низведены до "сук". "Сукин сын" – популярнейшее оскорбление, наверно, во всех людских сообществах. Вот мы и подошли к центральному моменту и к главной мысли книги: Радость и блаженство собаки – это не только ее тайна, это скандал. (Вспомнил евангельское о Кресте: "для иудеев соблазн (скандал)..." Всякая глубокая радость скандальна (Батай), ибо это глубочайшее проникновение смерти в жизнь. "Подобно щедрой благодати, радость собаки должна быть результатом высшей тайны, тайны священной" (стр. 22)

 Что можно сказать тут православному читателю (к каким я себя причисляю):

Зримее всего эта тайна воплотилась в жизни юродивых. (Юродивых нет и не было в католическом мире, поэтому (очевидно) Марк Ализар и не говорит о них.) Но мы знаем, что многие юродивые жили, спали, ели, " мычали" вместе с бродячими собаками, называли себя "псами смердящими". Вспомним великого Симеона, святую Ефросинию... Знаю, что и сегодня есть юродивые. И сегодня спасаются вместе "позором" креста брошенные собаки и изгнанные из нормальной жизни "старушки", "старички".

 В древнейшие времена густые леса переполняли стаи волков. Биолог Stephen Budiansky причисляет прото-собачьего хищника к виду "паразитов". Архео-зоологические штудии, сравнивающие ДНК волка и собаки, показывают, что собака пережила два превращения.

В эпоху появления Homo sapiens (300 000 лет до нашей эры) появились и протособаки. Они приближались к людским стоянкам, чтобы питаться остатками пищи. Их стали терпеть, потому что они отгоняли стаи других, более агрессивных волков (стр. 55).

35 000 лет тому назад первые останки собак стали находить в людских могилах. Собака навсегда вошла в мир человеческой культуры, ведь именно в это время появились шедевры пещерной живописи, человек стал художником. Собака – это посредник между природой и культурой. Она более не агрессивна, без нужды не скалит зубы. Она превратилась в того "счастливого дурочка", которым богаты сказки всех народов. (У нас, например, Иванушка-дурачок). Не мы, а собаки нас приручили.

У собак есть удивительные способности. Они, например, знают (по радужной оболочке в глазу), куда мы смотрим, они предчувствуют, антиципируют опасность, которая ждет человека. Ни одно животное не способно на это. Даже человекоподобные обезьяны. (56)

Вывод: человек и собака эволюционировали вместе.

Неандертальцы исчезли, ибо не смогли сладить с собакой.

Человек произошел от обезьяны и в такой же степени он произошел от собаки.

Таков вывод Марка Ализора. Смелый, но как совпадает и с моим опытом, как согревает мою – и не только мою – душу! Мне вспомнился зороастризм и то, какую роль играла в нем собака. Четырехглазые собаки Авесты видят смерть. Поэтому у них четыре глаза. Своим взглядом собака прогоняет демонов смерти и трупного разложения. Во время похорон собаке дают несколько раз посмотреть на лицо покойника, дабы она прогнала демона разложения. В персидском сочинении "Дозволенное - недозволенное" говориться, что для изгнания демона годится даже слепая собака...

Тут я не могу не рассказать о "самом" личном, о мудром видении своего старого и слепого пса Боси. Его прежние хозяева принесли его к ветеринару, чтобы усыпить, потому что на глазах пса была некрасивая катаракта. И я взяла его за минуту до эвтаназии. Теперь он – мой талисман и ангел-хранитель. Бося не видит столбов и стен. Но видит что-то главное, он смотрит в глаза человеку и "ловит" необходимые смыслы.

Когда-то в Лондоне, на антресолях православной церкви, владыка Антоний показал мне открытку с болонкой. Челка плотно закрывала ее глаза. «Вот так и я», – сказал владыка. На открытке было написано: «Вижу сердцем».

В главе ECCE CANIS Марк Ализар говорит об еще одном фундаментальном назначении собаки: ее назначение – быть мембраной. Собака – начало самой жизни, ибо мембрана превращает систему хаотическую в систему организационную (66). То же произошло, когда природа стала культурой. Собака была той мембраной, которая стала для человека "второй шкурой". Лучше даже сказать шкурой "первой". Она стала внешней границей, позволившей человеку открыть "внутреннюю жизнь", сделавшую его именно человеком. (67)

И здесь мы подходим к добродетели "верности". Собака верна. И ее верность столь абсолютна, что созидает космическую, вселенскую соборность.

"Речь не идет о вере. Или речь идет о такой вере, которая была до всех монотеизмов. Скажем прямо: это верность на молекулярном уровне. Верность созидает связанность. Она позволяет быть вместе. Собака – существо, удерживающее единство... Необычайно и радостно видеть, как безразличны самим собакам различия их рас, их возрастов. Верность дает им возможность образовывать единство, противостоять всему миру, впитывать в себя всю дикость природы". (67-68)

Собака – великий, онтологически значимый преобразователь. Ее сила – в кротости.

В этой небольшой книжке можно прочесть и о древних религиях и об астрологическом почитании собаки (созвездие Пса,"каникулы"), и о комплексе Эдипа (напрямую связан с собакой), о Сфинксе, Изиде, Деметре, Персефоне, Лютере...

Заканчивается книга гимном "стенающей", но божественно могущественной твари.

"Все животные смотрят на нас, все животные участвуют в "собачьей радости". Большие обезьяны веселятся до упаду, птицы славят солнце, лошади благодарны. Кто знает, может быть, и насекомые способны к нежности. Все животные, растения, а, возможно, и камни участвуют в судьбе планеты, поддерживают смену сезонов, следят за ритмом жизни и смерти. Короче: все они участники и устроители Элевсинских мистерий и Тайны Воскресения". (112)

Жизнь – это "Голгофа Духа" (Гегель). Мы не в силах остановить страдания, но постараемся не предать надежды стенающей твари, ибо "она предалась суете НЕ добровольно" и ждет "откровения Сынов Божиих". (Рим. 8)

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить