поделитесь в социальных сетях:

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Вечер в честь философа Татьяны Горичевой.

Доклад Ольги Корзининой, гл. редактора газеты «Собачья жизнь» в Доме Русского Зарубежья им. Александра Солженицына.

Когда речь заходит о защите животных, то почему-то бытует мнение, что в России это явление началось чуть ли не лет 15-20 назад, при этом все сразу вспоминают Англию, и что первый знаменитый приют «Мэйхью» открылся в 1886 году.  

Но почему-то никто не знает, что Первый приют бездомных собак был создан в России Императором Павлом I в Михайловском замке еще в 1800 году. Одна из спасённых бродячих собак обитала непосредственно в покоях Императрицы Марии Федоровны. (Павловск).

В России – я имею в виду Российскую империю,еще 4 октября 1865 году было образовано Российское общество покровительства животным, и буквально в первые годы своего существования оно достигло столько, о чем сейчас мы можем только мечтать. Было оно создано при попечительстве Императора Александра II.

Первым Председателем Общества был светлейший князь Александр Аркадьевич Суворов (внук знаменитого полководца). Идея создания Общества принадлежала Петру Владимировичу Жуковскому, гласному Санкт-Петербургской Думы. Основателем Общества был Фёдор Христианович Паули.  В дальнейшем Высочайшими покровителями Общества являлись Император Александр III и Императрица Александра Фёдоровна. Общество имело филиалы в различных губернских городах. Почётным членом Киевского отдела стал Митрополит Киевский и Галицкий Иоанникий. Общество тесно сотрудничало с представителями Русской Православной Церкви. В 1915 г. в Троицко-Сергиевой Лавре была опубликована проповедь «Блажен иже и скоты милует».

В первом же отчете Общества сказано: 

«В уложении о наказаниях и в судебных уставах 20 ноября 1864 г. находятся постановления, запрещающие охоту в недозволенное время и некоторые злоупотребления с животными, принадлежащих кому либо, со стороны посторонних лиц,  но самый дух законоположений не касался основной мысли Общества покровительства, чтобы они в домашнем быту имели защиту даже и от хозяев. Законодательство имело в виду божественный закон миловать бессловесных, не полагая гражданских мер и взысканий.

При таком положении, Общество покровительства животным, с самого начала своей деятельности, должно было обратить внимание, как на внешнюю сторону дела, стараясь усвоить народу мысль, что существует общество, ограждающее бессловесных тварей от дурного обращения, так и на нравственную сторону своей задачи. Для достижения первой цели необходимо было установление ясных и точных узаконений и общественная деятельность членов общества к искоренению всяких уличных злоупотреблений в отношении к животным. Вторая цель представилась более обширною: требовалось возбудить сочувствие к животным и вселить, преимущественно простонародью, мысль о необходимости, для пользы самого человечества и смягчения его нравов, кроткого обхождения с животными, лишенными природою средств к самозащите».

При этом в том же 1866 году «Министерство внутренних дел, которому правление общества представляло на утверждение изложенные правила, одобрило их и вменило в обязанность всем чинам полиции иметь  неослабное наблюдение за исполнением изъясненных распоряжений и оказывать содействие членам общества, по предъявлении ими установленного билета

Вместе с тем министерство внутренних дел признало необходимым циркулярно заявить всем начальникам губерний о существовании общества покровительства животным, предложив гг. губернаторам оказывать сему обществу зависящее от них содействие».

А «Для наблюдения за точным исполнением распоряжений и постановлений Общества покровительства животным, Г. С.-Петербургский Обер-Полициймейстер признал полезным прикомандировать к штату столичной полиции Ротмистра Драгилева, на которого приказом по полиции, от 31 Января 1867 года, возложена обязанность по исполнению дел Общества».(а через год он Указом Государя был повышен в чине).

Полиции было предписано содействовать всем, кто предъявит удостоверение Общества. Городовым выдавались награды за "ревностное исполнение правил и законов об обращении с животными" (Так, Городовому Соколову (бляха № 1052) за оказанную им помощь собаке принятием в свою будку в то время, когда она начинала щениться на улице, в сильный мороз была выдана почетная грамота с выдачею в награду 5 руб.) (1871).

Конечно, основная проблема в то время была с лошадьми и их содержанием, поэтому Общество особое внимание уделяло именно этому вопросу. Только в Петербурге число дворов к 1 июня 1867 г. составляло 717 и в них помещалось 11474 лошади.

Общество занималось самыми разными вопросами – инспектировало извощичьих лошадей, устанавливало правила перевозки скота, занималось птичками и дикими животными,  активно издавало бюллетени и брошюры с разъяснением своих задач.

 Среди сделанных Правлением Общества распоряжений:

1. Для возможно большего и повсеместного распространения в народе правил Общества они отпечатаны в 10 тысяч экземпляров и разосланы всем губернаторам, уездным исправникам, становым приставам, смотрителям почтовых станций, мировым судьям и посредникам с просьбой о выставлении их на видных местах.

В Санкт-Петербурге  правила эти выставлены в разных местах на особых досках и на Сенной площади сделан столб с железной доской.

Почти все губернаторы и прочие лица, которым были посланы правила, сделали распоряжения об опубликовании их, выставили их в присутственных местах и на улицах, и вменили полицейским чинам иметь строгое наблюдение за точным их исполнением.

2. Для большего увеличения числа членов Общества, Правление постановило: обратиться ко всем губернаторам, предводителям дворянства, председателям земских управ и городским головам с просьбой о приглашении известных им лиц к поступлению в члены.

Эти меры дали уже успешные результаты и многие из живущих в провинциях лиц обратились в Общество с изъявлением желания поступить в число его членов.

3. Для наблюдения за исполнением установленных Обществом правил, а также для постоянного осмотра извощичьих дворов избраны были участковые попечители».

Главной целью было достижение гуманного отношения ко всем животным. В итоге Министерством внутренних дел в 1867 г. были утверждены "Правила обращения с животными". Пункт 8  гласил: «Вообще запрещается всякое мучение каких-либо животных и всякое жестокое с ними обращение». Под влиянием Общества в Российской Империи были приняты законы об ограничении охоты. Создавались приюты и лечебницы для больных бездомных животных.   

Не плохо, правда, если учесть, что Общество еще и года не просуществовало?

У нас вот десятилетиями всякие общественные деятели в СМИ долго и нудно обсуждают, как защитить диких животных. А вот в 19 веке этот вопрос решили быстро и конкретно:

«Было возбужденное обществом ходатайство о прекращении на будущее время водить медведей на показ для промысла.

Ходатайство это было возбуждено по записке члена общества г. Шестакова, который, описывая те мучения, которым подвергаются медведи при учении, просил принять зависящие меры к прекращению на будущее время указываемых злоупотреблений. Вполне разделяя  мнение г.  Шестакова, общество нашло с своей стороны, что обучение медведей для промысла составляет с одной стороны жестокое мучение для сих зверей, с другой дает возможность лицу, водящему таких медведей (вожаку) привыкать к жестокосердию, безнравственности и бродяжничеству.

Министр Внутренних Дел в виду того, что промысел этот, сопряженный с постоянными истязаниями и мучениями животного, не может не иметь вредного влияния на занимающихся им, ожесточая в них нравственное чувство, приучая их к лености, праздношатательству и пьянству, предоставляя легкий способ добывания денег и даровое угощение, между тем как для народа доставляет самую грубую забаву, и потому что сопровождаются иногда несчастиями, как для вожака, так и для сторонних лиц, в особенности в городах, при встречах с экипажами; но с тем вместе, принимая во внимание, что внезапное прекращение этого промысла, сколько известно, довольно распространенного в России, могло бы лишить занимающихся им способов к существованию – полагало ныне же объявить во всеобщее сведение, что с истечением пяти лет с наступающего 1867 года водить медведей на показ для промысла повсеместно воспрещается.

По представлении о сем комитету гг. министров, Государь Император 20 декабря 1866 г. согласно положению комитета, Высочайше соизволил на приведение в исполнение изъясненного предположения».

 Всего то и делов – Общество к Министру обратилось, министр – к Государю… и за несколько месяцев вопрос решен. А сейчас десятилетиями все куда-то обращаются, десятилетиями получают отписки, обсуждают десятилетиями в прессе одно и тоже, а результат всегда нулевой.

 Примерно в те же годы было решено, что «… охоту на дичь, как птичьих, так и нептичьих пород, дозволяется производить исключительно посредством ружейной стрельбы, и затем псовая травля строжайше воспрещается.

Ловля птиц живьем дозволяется только сетями и западней, и затем употребление всяких других снастей и орудий: силков, петлей, капканов и проч. строжайше воспрещается».

 Только в течение 1871 года, частью вследствие ходатайства Правления, частью же по непосредственному усмотрению генерал-адъютанта Трепова, было выпущено 15 приказов по полиции, касающихся защиты животных, данные в руководство полицейским чинам …

 В 1869 г. была устроена выставка мелких животных и птиц, как первый в России опыт в этом роде. Всего было выставлено более 1000 животных и птиц. Только собаки были представлены 60 разными породами собак . Птиц было выставлено более 150 пород;

В результате этой деятельности к 1901  году отделения Общества уже существовали в 63 городах, было организовано 5 приютов для бездомных животных, во многих городах были созданы бесплатные лечебницы для малоимущих хозяев животных; повсеместно открывались кузницы.

Кроме этого, к этому времени появились  самостоятельные общества со своими отделениями: Тифлисское, Одесское, Либавское, Курляндское,  Дамский комитет Рижского приюта для животных в г. Риге, Лифляндское и Финляндское (и все они также имели свои отделения – например, Тифлисское об-во имело свои отделы в Баку, Батуме, Новороссийске и Эриване, а Финляндское имело 13 отделов).

 К 1917 практически в каждом не то что городе – городишке – было если не отделение, то представитель или член общества.

 

Вот, например, из отчета Донского отдела за (1914) год.

К тому времени в г. Новочеркасске 19 с лишним лет существовала лечебница, в которой  «оказывалась бесплатная помощь всем без исключения приводимым в лечебницу больным животным. Лицам более состоятельным, после оказания соответствующей ветеринарно-лечебной помощи их животным, выдавались рецепты для покупки лекарств на свои средства, из вольных аптек.

Всего же в отчетному году (1914) в лечебнице было произведено 5273 приема, при чем для осмотра и лечения представлено было 3015 лошадей, 579 голов крупного рогатого скота, 881 собака, 169 кошек, 26 свиней, 3 козы, 2 зайца и 117 птиц.

А за 19 летний период своей деятельности лечебница успела принять в стенах своих более 65 тысяч голов разного рода больных животных….

А еще они в Новочеркасске планировали построить новое, более большое и удобное здание лечебницы, но в связи с начавшейся войной «Силою создавшихся обстоятельств явилось необходимым вопрос о постройке отложить до более благоприятного времени», которое – как мы знаем – так и не наступило.

 И, пара весьма актуальных тем  в связи с сегодняшней ситуацией. Похоже, что во все Думы и во все времена избирались граждане, как бы это помягче сказать, не очень умные… Оказывается, вопрос о налоге на собак был возбужден в Санкт-Петербургской Думе еще в 1865 году. Как и сегодня, захотели депутаты возместить недостаточность городской казны на собаках. И обратились они с этим с предложением об утверждении налога к г. Санкт-Петербургскому губернатору.

 «Губернатор, со своей стороны, не разделял мнения Думы относительно введения подобного налога, и в представлении означенного проекта г. Министру Внутренних Дел объяснил, что установление налога на собак было бы лишено основания, так как каждый налог должен упадать только на те предметы, которые составляют действительное богатство или приносят доход, между тем собаки у нас, за весьма небольшим исключением, не только не приносят никакого дохода, но держание их не доказывает даже известной степени достатка, так как не редко самый бедный житель или домовладелец отдаленной части города вынужден для своей безопасности держать собаку, между тем как владелец громадного строения в центральной части столицы в собаке не нуждается вовсе. При этом г. губернатор присовокупил, что введение подобного рода налога потребовало бы для правильности поступления его, наблюдение со стороны полиции и Думы, чтобы никто не держал собаки неоплаченной сбором, а это повело бы к стеснению частной жизни жителей столицы, вследствие чего он и обратил внимание г. Министра Внутренних Дел на то, что со введением налога на собак, предполагается сделать обязательным введение намордников, но опыт доказал, что намордники, озлобляя собак, способствуют бешенству их, а потому, в западных государствах намордники большею частью отменены.

18 мая 1868 г. г. санкт-петербургский губернатор уведомил Городскую Думу, что г. Министр Внутренних Дел, согласно с вышеизложенными соображениями, признал неудобным давать ход предложению Думы». (1868)

И еще – несколько слов по-поводу притравок, которые сейчас всеми правдами и неправдами, исключительно для удовлетворения своих садистских наклонностей, протаскивают т. н. депутаты и сенаторы.  И в оправдание своих извращенных наклонностей ссылаются на какие-то «национальные традиции» и «историческую преемственность»…

А историческая преемственность такова, что «В мае 1878 года, Общество любителей охоты устроило в Конногвардейском манеже, в Петербурге, выставку собак, которая закончилась травлею крыс; на зрелище это собралось весьма многочисленное общество людей, принадлежащих к интеллигентному классу. Правление Общества, убежденное, что истребление вредных животных должно быть производимо с наименьшими для них мучениями, и что обращение такого истребления в публичное зрелище не может быть терпимо с точки зрения нравственности и сострадания к животным, выразило полное порицание зрелищу, устроенному Обществом охоты, тем более, что оно имело публичный характер, с допущением на него даже детей.

….В виду растлевающего влияния подобных зрелищ, соединяемых с напрасным мучением и страданием животных, Р.О. п.ж., согласно представлению Правления, признало необходимым ходатайствовать у Министра Внутренних Дел, чтобы публичные травли каких бы то ни было животных были воспрещены.

Воспрещение это состоялось с утверждением в 1880 году Инструкций, где в § 9 сказано:

«Участковые Попечители заявляют Полиции о совершившимся, или предполагаемом, устройстве петушиных боев и звериных травель и употребляют возможные усилия и настояния к недопущению и прекращению их и к привлечению виновных к законной ответственности».

 Позже, в 1885 году  «Общество соколиных охотников»  пыталось устроить публичные травли  в Москве, в Сокольниках, но Московские  власти велели им немедленно выехать из Москвы  вместе с их собаками, соколами и беркутами,

Вторая попытка того же Общества соколиных охотников устроить звериные травли была предпринята  в Красном Селе под (Петербургом) в Октябре 1887 г., но также закончилась не начавшись,  т.к.  местный полицеймейстер представил предписание Губернатора о запрещении производства травли и пускания соколов …» … и вся собравшаяся публика вынуждена была разойтись…

***

РОПЖ также активно принимал участие в Международных Конгрессах и съездах обществ Покровительства животным.

В 1867 г летом в Париже проходил 4-й Международный конгресс депутатов всех Обществ покровительства животным, и Российское Общество представлял  член-корреспондент инженер-подполковник Мюссард, который  был избран в число вице-президентов Конгресса.  На тот Конгресс прибыло более 70-ти делегатов из разных стран, в том числе и из Нью-Йорка.

В 1868 году Парижское Общество покровительства животным избрало в свои почетные члены: покровителя Российского Общества Е.И.В. Великого Князя Николая Николаевича старшего; председателя князя Италийского графа А.А. Суворова-Рымникского и вице-председателя Г.С. Попова.

1869 г. в  Цюрихе прошел 5-й Конгресс всех обществ покровительства животным. Депутатом со стороны Российского Общества покровительства животным на этом Конгрессе был член-корреспондент подполковник Н.И. Мюссард. Участие в этом конгрессе принимали депутатыот 46 различных обществ покровительства животным.  Среди прочих вопрос: «Охота с точки зрения принципов покровительства животным» - возбудил продолжительные и полные интереса дебаты. Собрание, совершенно соглашаясь с своим докладчиком, признало нужным поставить, по этому предмету, следующую резолюцию:

«Охота вообще, и с борзыми в особенности, предосудительна как в религиозном, так и нравственном отношении. Общества покровительства животным должны напрягать все свои силы, чтобы ясно и точно популязировать эту мысль, при помощи развития ее в ежедневных периодических изданиях».   

* * *

 После октябрьского переворота 1917 г. усилиями Совнаркома была проведена в жизнь идея Свердлова под названием «обезлошадить Россию», в результате чего на всей территории Юга России была истреблена большая часть поголовья лошадей. 

Собаки начали истребляться вообще по всей стране, в особенности породистые. В конце 20-х - начале 30-е годов колхозникам ставили трудодни за убийство русской псовой борзой, во множестве разбежавшихся по лесам из разоренных поместий. В городах собаки к началу 30-х годов также были практически полностью уничтожены.

Подобное скотское отношение к животным продолжается до сих пор.

Обидно, что в нашей стране прерваны и до сих пор не восстанавливаются исторические традиции милосердия и ответственности по отношению к братьям нашим меньшим, а продолжает усиленно насаживаться примитивное живодерство…

 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить