поделитесь в социальных сетях:

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

ХОРОШИЕ СОБАКИ И ЭТОЛОГИЯ ЧЕЛОВЕКА

«Любить то, что было, - это нечто новое под солнцем, неведомое     многим людям и всем голубям. … Только в этом, а вовсе не в бомбах господина Буша и не в нейлоновых чулках господина Дюпона заключено объективное свидетельство нашего превосходства над животными».

Олдо Леопольд «Календарь песчаного графства».

Понятие «хорошая собака» очень и очень расплывчато. Одни считают хорошей собаку красивую, побеждающую на выставках, и разнообразие вкусов и взглядов тут бесконечно велико; другие – способную достичь высших спортивных результатов; третьи - надёжного работника; ещё кто-то предпочтёт собаку, не требующую от владельца существенных затрат времени, внимания и сил, необременительную при содержании в городской квартире… И всё это будут очень разные собаки. При этом какая-то из них, при картинном экстерьере, - хилая телом и душой, отягощена букетом наследственных соматических болезней; какая-то, темпераментная и неутомимая в дрессировке, - вместе с тем туповата, неприятна и назойлива в общении, одержима привычками маниакального характера; храбрый охранник и защитник требует твёрдой руки, а без контроля может быть опасен для окружающих; а та, что по современным, сперва англосаксонским, а теперь и общеевропейским взглядам только и приемлема для проживания в городе, - до деревянности флегматична и до чрезвычайности глупа, и вообще по характеру и мышлению уже стоит, пожалуй, ближе к растениям, нежели к хищным млекопитающим.

Наверняка найдутся желающие повторить избитое: нужны, мол, всякие собаки, поскольку все люди разные, и каждый должен найти себе что-нибудь по вкусу.  Что ж, тогда давайте поразмыслим над одним, не очень лестным для владельцев собак, фактом: многие, очень многие из них (примерно три четверти, если судить по косвенным данным) держат собак для компенсации каких-либо своих комплексов, и чаще всего, по мнению некоторых психоаналитиков, в качестве «вредной привычки», позволяющей в удобной форме закрыть глаза на собственные личностные недостатки и жизненные проблемы и отстраниться даже не то, что от их ликвидации, но и от осознания. Отнюдь не малому числу людей собака нужна для самоутверждения. И как говорилось в одном известном фильме, «это больше, чем факт, потому что так оно и есть на самом деле». Добро ещё, если жажда самоутверждения выражается в фанатичном стремлении к победам на выставках или в одержимости при занятиях дрессировкой. Гораздо хуже – в увлечении собачьими боями, а то и в запугивании мирных граждан на улицах. Но множеству закомплексованных нужны ведь, к сожалению, заведомо плохие собаки. Трусливые, болезненные, глупые, а главное – как можно более зависимые. Чтобы было перед кем чувствовать себя гением, героем, спасителем и прочая. Кто не помнит, пусть перечитает Дж. Даррелла «Филе из палтуса», главу «Урсула», - в ней описан характернейший тому пример! В общем, к стыду человеческому, в современном обществе на плохих собак сформировался широчайший социальный заказ. И он, благодаря безответственности и бессовестности, царящим в кинологии, удовлетворяется повсеместно и полностью!

Что человека из пещеры в люди вывела собака, ставшая ему симбионтом - помощником в охоте и союзником в противостоянии крупным хищникам, - любят повторять многие. А вот скользкую тему, как человек платит за былую и нынешнюю помощь своему другу, превращая его системой «культурного» разведения в самые разнообразные модели уродства физического и психического, в среде кинологов затрагивают не слишком охотно. Хотя проблема эта выскочила далеко за пределы декоративного собаководства и теперь относится к абсолютному большинству заводских пород. Причём не только к обширному направлению «выставочного» разведения, но и к тому, что по традиции именуется «рабочим», хотя в значительной части уже определённо должно называться «спортивным».

Спортсменам нравятся собаки, которые выигрывают соревнования, проводимые согласно неким условным нормативам. Спортсмены, конечно же, стараются использовать таких собак в разведении. И что же они, в итоге, разводят?

Наиболее популярные нормативы, по которым соревнуются дрессировщики служебных собак, когда-то создавались в расчёте на зоотехнический отбор особей с поведением, наиболее желательным при их практическом применении: в обыденной жизни – спокойных, разумных и уравновешенных, а в работе – серьёзных, азартных и горячих. Через утрирование нормативных требований и через искусство дрессировщиков здесь, практически на глазах одного поколения собаководов, произошла подмена реальных ценностей мнимыми: теперь в выигрыше оказались собаки с гипертрофированной активностью (и, как выясняется, среди немецких овчарок - зачастую попросту наследственно больные, с суженным спинномозговым каналом и потому с аномально высоким тонусом центральной нервной системы, т.е. постоянно стимулируемые болью), к тому ещё и без лишних, мешающих мыслей в голове, с предельно простым мышлением, у которых, таким образом, темперамент абсолютно превалирует над рассудком. И даже над инстинктом самосохранения: не так уж редки экземпляры, которые в горячности своей не могут и в стандартных условиях соревнований, на привычных препятствиях, рассчитать прыжок, и падают на верхушку наклонной стенки животом. «Спортизированные» (или, как говорят дрессировщики, «заипошенные»[1]) собаки достаточно легко обучаются исполнению стереотипных навыков, но в гораздо меньшей степени пригодны для сложной работы на практике, где требуется думать; а больные ещё и недолговечны.

В ряде «рабочих» пород встречаются особи, которые буквально опьяняются азартной игрой «в добычу» и очень скоро нечувствительно переходят порог, отделяющий игру от агрессии. Среди них есть такие, что при игровом возбуждении впадают в истерику. Другие относятся к мячику или к дрессировочному рукаву ревностнее, чем к любимой косточке, и попытка хозяина изъять предмет из собачьей пасти может закончиться дырками. Третьи, при небольшом даже сопротивлении партнёра по игре, пусть в данной роли выступает и сам хозяин, входят в раж и могут сильно укусить, отнюдь не факт, что со злобой, но и не сказать, чтобы случайно. Возможно, они не ощущают особой разницы между игрой и боем либо реальным «выяснением отношений». Но если тут не стоит сдерживающий инстинкт, а для переключения с первого на второе достаточно лишь общего повышения уровня возбуждения нервной системы, то таким собакам в обыденной жизни доверять, наверное, не следует. А уж поручать их заботам ребёнка или домашних животных - нельзя тем более. Так это ли хорошие собаки?

Встречный вопрос: но что же тогда такое «хорошая собака»? Чтобы на него ответить, давайте для начала вспомним, почему у многих народов, чьими верными спутниками и помощниками в обозримом прошлом были собаки (охотничьи, пастушьи, боевые, ездовые), отношение к собаке регулируется куда более жёсткими нравственными критериями, чем отношение к другим домашним животным. 

Особые требования по обращению с собаками обусловлены особыми историческими, культурными и моральными традициями, подразумевающими отношение к собаке как к существу, эмоционально и интеллектуально наиболее близко стоящему к человеку и представляющему собой исключительный в своем роде дружественный человеку вид животных. Изначально и по сей день взаимопонимание собаки и человека строилось и строится на том, что у нас с ними, во-первых, схожи принципы организации стаи и поддержания внутри - и межстайных социальных отношений; во-вторых, собаки, как и люди, в норме обладают природным чувством справедливости, причём у них и у нас проявления справедливости очень близки как по выражению, так и по восприятию; в-третьих, выражение эмоций, настроения, желаний мимикой, позами и тонами звуковых сигналов у представителей одного вида в принципе легко читаемо представителями другого. (Кстати говоря, не оттого ли у китайцев собака считалась глупым, а свинья – умным животным, что собакам трудно понимать людей, тональный строй языка которых противоположен тому, что собака способна по своей природе верно истолковывать?).

Исходя из этого, мы можем сделать первый вывод: в традиционном представлении хорошая собака, прежде всего, обладает сильно выраженными, регламентированными на инстинктивном уровне качествами социального поведения. Например, контактностью, способностью к взаимопониманию и дружбе, альтруизмом. Этими качествами чётко регулируются проявления агрессии, радости, иных сильных эмоций, обусловливаются такие сложные формы поведения, как взаимовыручка, забота о молодняке, охрана общей территории и т.д. в той норме, что обеспечивает существование здорового микроклимата в стае, способствует наибольшей устойчивости иерархической стайной структуры и структуры положительных социальных связей, а значит, и самой стаи в более или менее трудных условиях среды. Именно из-за наличия столь мощных поведенческих регуляторов нерушимые правила жизни, в собачьем понимании относящиеся и к собакам, и к людям, позволяют нам доверяться ей. Другими словами, хорошая собака характеризуется прогнозируемостью поведения, нормы которого жёстко ограничены здоровыми инстинктами. Поэтому взрослая хорошая собака не может всерьёз укусить ребёнка, сама стремится согласовать свои действия с желаниями хозяина, следит за безопасностью членов семьи, но без нужды и без предупреждения ни на кого не бросится, старается поддерживать установленный порядок взаимоотношений со «своими» и «чужими»…

Разумеется, что для адекватной оценки разнообразных жизненных ситуаций, для быстрого понимания требований хозяев, для полноценного общения с окружающими хорошая собака должна быть умна. Найти рациональное определение качеству собачьего ума весьма сложно. Сюда мало включить лёгкую обучаемость, способность к обобщению, к верным умозаключениям на основании опыта, память. По-настоящему хорошая собака обладает некой не вполне объяснимой интуитивной способностью чувствовать событие, особенно – опасность, явно до того, как оно может быть воспринято известными органами чувств или даже до его наступления. Более того, хорошая собака способна и к правильным упреждающим действиям по своему предчувствию. И ещё она умеет как-то сразу и безошибочно определить, хороший перед ней человек или плохой. Несомненно, именно эти свойства имели в виду древние составители Авесты, когда утверждали, что умом собаки держится мир. 

Хорошая собака не может быть трусливой. Трусость подавляет в ней лучшие качества точно так же, как и в человеке, превращая ум в хитрость, а сообразительность в изворотливость, стойкость же в упрямство. И всё это в итоге обращается против желаний и интересов хозяина. Краеугольный камень хорошего поведения – смелость. Смелая собака экспансивна: её энергия, её нормальная природная агрессия направлены на покорение внешнего, за пределами стаи, мира. У трусливой же собаки реализация агрессии направлена на знакомое, относительно безопасное, т.е. на членов своей стаи, на хозяев. Фрустрация, порождённая трусостью, выражается в разных формах: от постоянной замкнутости и низкой контактности (когда можно говорить о склонности к оцепенению при страхе) до регулярных покусов хозяина и членов его семьи (высокая раздражимость при злобно-трусливом поведении), включая между указанными крайними проявлениями и такие неприятные моменты, как деструктивное поведение (порча вещей) и преднамеренное нарушение порядка. В любом случае трусость затрудняет процессы обучения и воспитания собаки и, что немаловажно, сильно снижает удовольствие от общения с нею.

Хорошая собака обладает нормальной, т.е. поддающейся коррекции и контролю, агрессивностью. «Мы не знаем ни одного живого существа, которое способно к личной дружбе и при этом лишено агрессивности», - писал К. Лоренц, имея в виду внутривидовую агрессивность, кою собаки в несколько преломлённой форме переносят на людей. И ещё: «…внутривидовой агрессивности без её противника, любви, бывает сколько угодно, но любви без агрессии не бывает»[2]. Здесь в первую очередь следует рассмотреть проблему разведения «безопасных» собак, чем много лет озабочены британцы, а в последнее время также и собаководы континентальной Европы, преимущественно из стран, где «зелёные» дорвались до власти. Устоявшуюся в Великобритании традицию разведения собак для «массового потребителя» можно охарактеризовать как полифакторный негативный отбор по агрессивности. Но можно и как селекцию на превращение собаки из высокоразвитого существа в диванное животное с довольно примитивным поведением и отсутствием каких-либо душевных качеств. Ведь «проблемы безопасности» порождаются не только наличием у собаки мало-мальски сильного характера, но и живым темпераментом, и потребностью в познании мира (исследовательской активностью, которая, в частности, тем выше, чем выше интеллект), и сложным социальным поведением, лежащим в основе установления отношений по разделительному принципу «свои» - «чужие». А значит, для достижения нужного результата посредством разведения выгодно, наряду с прямым «гашением» агрессивности: «растянуть» время формирования взрослого поведения, по возможности сохранив пожизненный инфантилизм; довести флегматичность до самых крайних пределов; вообще понизить функциональную активность головного мозга. Идеальным выражением указанной тенденции является некий живой аналог тамагочи, обладающий легко удовлетворяемыми животными потребностями, и только. Делай с ней всё по режиму, тогда рано или поздно выработаются условные рефлексы. Скулит у миски, – дело ясное, надо сыпануть гранул из пакетика. Ноет у двери – тоже понятно, хочет гулять. А коли живность потребует участия в процессе размножения, её желания можно упредить кастрацией: в англосаксонском мире у абсолютного большинства собак их естественные права урезаны хирургическим способом. Причём кастрация широко рекомендуется тамошними зоопсихологами как простое и эффективное средство против агрессивности и избыточной активности. В общем, «безопасная» собака – довольно вяло и плоско живущее животное, почти безразличное к своему окружению. Её поверхностная привязанность к ухаживающим за нею людям является для последних удобоваримым суррогатом любви, вполне достаточным для того, чтобы получать удовольствие от общения с «кусочком живой природы». А то, что данной собачке сменить хозяев – раз плюнуть, мало кого задевает за живое. В действии золотое правило «массовой культуры»: «имитация, которую охотно принимают, лучше труднодостижимой подлинности». И здесь мы напрямую сталкиваемся с ужасающим симптомом западной городской цивилизации – непониманием Настоящего, неспособностью к его восприятию и, как следствие, его отторжением. Отторгается всё, что не вписывается в общую стандартизированную картину искусственного комфорта, обеспечивающего радости мещанского бытия. И этот канализированный путь пагубен не только для собак, но и для самого человека.

В системе мировоззренческих координат, основанной на псевдодемократических ценностях и правах человека, центральное место занимают не Бог и даже не человек, а сами по себе декларируемые ценности и права. Это так, даже если американцы не один, а сто раз на каждом долларе напечатают рекламный слоган своей религиозности. Указанные ценности, между тем, обладают некоторыми свойствами живых организмов: они, в частности, быстро размножаются посредством законодательных органов и захватывают пространство целых государств, вытесняя из употребления, а потом и из сознания людей традиционные представления о справедливости, чести, моральности, греховности, в том числе и заповеди, сформулированные в великих вероучениях. А подменять мораль и совесть любыми, даже самыми совершенными законами нельзя, потому-то культура и цивилизация вовсе не одно и то же. В культурном обществе невозможны эксцессы, подобные дикому истреблению ротвейлеров (как то случилось в Великобритании пятнадцать лет назад)[3] либо недавней кампании по ликвидации пит-бультерьеров и ряда других подвернувшихся под руку пород, прокатившейся по многим странам Европы и сопровождавшейся убийствами собак, избиениями их владельцев и прочими выходками идиотов, успешно зомбированных средствами массовой информации.

Трудно отрицать, что в странах западной цивилизации широкая общественность исполнена гуманизма и любит животных. Готова прямо-таки задушить в своих объятиях. Потому добилась запрета купирования ушей и хвостов (пусть себе травмируются; но отчего-то кастрация к разряду запрещённой вивисекции не отнесена). Потому не позволяет использовать жёсткие методы дрессировки (кому очень надо, спортсмены, военные и полицейские, втайне всё равно, конечно, их применяют; а вот «массовый потребитель» таковой возможности практически лишён и от собак с приличными, сильными характерами вынужден избавляться)[4]. Но для собак куда лучше было бы, если бы общественность вместо лицемерной, липкой любви и раздутого, навязчивого гуманизма испытывала к ним элементарное уважение. А что никакого уважения нет и в помине, легко подтвердить примерами. В Англии, скажем, вполне нормально явление, когда специальная полицейская бригада в защитных костюмах «а ля космонавт» и с петлями в руках входит во двор, где, как следует из соседского доноса, содержится агрессивная собака, затем, невзирая на протесты хозяина, ловит эту собаку, суёт в клетку и увозит в участок на сутки-другие для обследования зоопсихологом. И если собака позволит себе хотя бы символически огрызнуться на ловцов или «исследователей», домой она, скорее всего, больше не вернётся. По летальным причинам. Или, вот, согласно закону, едва не ставшему всегерманским, чтобы за крупных собак целого ряда пород (кавказских овчарок, бульмастифов, ротвейлеров и других) не платить налога, в несколько крат превышающего обычный, и не выводить их за пределы двора только на коротком поводке и в наморднике, следует пройти тестирование, в ходе которого собака ни разу не должна проявить агрессии. Тест состоит примерно из двух десятков воздействий различного рода, включая имитацию нападения постороннего, издающего угрожающие крики и размахивающего над собакой большой палкой, а в другом варианте – чиркающего у неё под носом зажигалкой. То есть не принятый пока закон охраняет от вероятных покусов способного на подобные поступки буйного сумасшедшего только потому, что тот родился человеком, и обрекает на беспомощность и страдание оказавшуюся у него на пути психически нормальную собаку лишь по той причине, что она, в порядке самообороны, может нарушить его права. До дикости оголтелый, пещерный антропоцентризм!

В одной недавно вышедшей книге[5] приведены слова кого-то из японцев, напрямую относящиеся к затронутой теме: «Мы понимаем, что отличаемся от животных, но не до такой степени, чтобы отделяться от них. В отличие от европейцев мы не так добры к животным, более того, иногда бываем даже жестокими, но не настолько надменны и более «вежливы» с ними».

Высокая культура не только не тождественна высокоразвитой цивилизации, но она и  совершенно не обязательный её спутник. Вспомним того же Дерсу Узала, назвать которого цивилизованным человеком невозможно, а культурным, вне всяких сомнений, очень легко. Высокая культура подразумевает признание прав не только своих и уважение не только к себе. Что на уровне личности, что на уровне вида. И потому требует известного самоограничения. Такое отношение к окружающему миру вовсе не обязательно должно быть прописано законом на бумаге. Нравственный закон внутри человека – Божественной природы, он выше законов, придуманных людьми.

Хорошие собаки не вписываются в современное цивилизованное, псевдодемократическое общество уже потому, что позволяют себе самостоятельно принимать решения в тех случаях, когда за людей вопросы решают суды и адвокаты. Так нужны ли хорошие собаки этому обществу?

Если мы станем рассматривать данную проблему лишь исключительно с прикладной, потребительской точки зрения, то достаточно быстро придём к отрицательному ответу. С циничной пользовательской позиции нужны не столько хорошие, сколько успешные собаки. А это не всегда одно и то же. Так, например, некоторое время тому назад на телеэкране промелькнул лучший по поиску наркотиков лабрадор с английской таможни. И мимолётного взгляда хватит, чтобы определить в нём перевозбудимого психопата с явно маниакальным поведением. Ничего, кроме как искать наркотики, он не умеет, даже сносно ходить на поводке. Но ведь от него больше ничего никому вовсе не нужно! При крайне узкой специализации, может быть, нормальное поведение вообще не желательно…

(продолжение в следующем номере)

Александр Власенко

* * *

ПИСЬМА ИЗ КАЗАНИ

«Здравствуйте дорогие друзья, единомышленники!

Посылаем наши материалы для ознакомления. Просим Вас отреагировать на публикации в газете «Казанские ведомости», а также на постоянные провокации в отношении собак и кошек, находящихся на улице, в ежедневных программах «Город» на местном телеканале «Эфир». Работники этой телекомпании сознательно и целе­направленно выбирают высказывания отдельных морально больных горожан, которые готовы уничтожить все живое вокруг, в т.ч. собак и кошек, лишь бы их дети, они сами жили «спокойно и счастливо». При этом сотрудники этой телекомпании умалчивают о том, что город Казань является большой человеческой помойкой, уничтожены все парки и все лиственные деревья, вместо которых местами воткнуты «елочные скелеты», весь город перекопали для строительства никому не нужного метрополитена, почти вся Республика превращена в свалку ядовитых отходов, в районе Бугульминского сахарного завода население целыми деревнями умирает от опухоли мозга, з/плата у бюджетников как была, так и осталась 1500 рублей, зато квартплату в г. Казани городские чиновники сумели поднять до уровня этой з/платы. И на фоне всех этих «безобразий», программа «Город» и центральные газеты, особенно «Казанские ведомости», усиленно кричат о покусах, полученных от собак и кошек. При этом на все наши обращения в прокуратуру РТ по фактам жестокого обращения с животными, или присылают отписки, или вообще не отвечают. Правоохранительные органы действуют от имени и по поручению городских чиновников, и вся законоисполнительная работа свелась только к наказанию «простых смертных», но, ни в коем случае, чиновников.

Сейчас, гражданская позиция каждого человека, независимо от нацио­нальности и вероисповедания, может быть только одна: «сохранение многообразия жизни на нашей общей живой планете Земля».

С уважением, зам. председателя казанского общества покровительства животным М.В. Москалева»

Ниже мы публикуем всего три письма из сотен писем, с которыми обращаются жители Казани к активистам общества защиты животных.

«Уважаемые депутаты Госсовета!

После вмешательства межрегиональной прокуратуры РФ Главой админист­рации Исхаковым К.Ш. отстрел был отменен и наряду со строительством приюта в п. Мирном, в каждом районе города должен был действовать пункт-передержка для стерилизации животных. Эти пункты должны были создать районные адми­нистрации согласно «Правилам содержания животных» еще в 2003 г. Ни один район города на подведомственной ему территории пункт не открыл. Более того, продолжая нарушать законы, райадминистрации по-прежнему продолжают фи­нансировать отстрелы и различные ЧП типа «Савченко», занимающихся преступ­ной деятельностью. В то время как самого Савченко осудили по статье «Угроза убийством», его «банда» спокойно принимает от администраций районов «зака­зы» и продолжает разъезжать по городу и убивать животных.

Свои незаконные действия районные власти пытаются оправдать какими-то анонимными звонками, называемыми заявками. Но никакие заявки и жалобы не могут являться основанием для нарушения закона! Собак в нашем городе не­сравнимо меньше, чем автомобилей, а вреда от последних неоспоримо больше. Постоянный шум от звуковых сигналов и срабатываемой сигнализации, стоянки в неположенных местах, выхлопные газы автомашин не только наносят непоправи­мый вред экологии и здоровью горожан, но под колесами транспорта ежедневно гибнут люди, как взрослые, так и дети! Угроза со стороны правонарушителей о двух ногах существовала всегда, так же, как и угроза укуса животных. Однако ни­кто не ведет речи о карательных мерах в отношении владельцев автомобилей и никому не приходит в голову профилактику правонарушений сводить к убийству!

Дело дошло до того, что чиновник в администрации Московского района, Егоров В. заявил горожанам, возмущенным продолжающимися отстрелами, что «раз запретили отстрел, то теперь каждый, кому не нравятся собаки, может взять ружье и стрелять в них» (!!!). В РЭДУ Советского района жалующимся на отстре­лы жителям говорят, что «вопрос с собаками не решен, поэтому будут стрелять!»; в Приволжском районе в отстрелах участвуют уже не только мужчины, но и жен­щины. Тот же беспредел продолжается в Вахитовском, Кировском и других рай­онах города. Создается впечатление, что районные власти сознательно саботиру­ют Постановление Главы администрации, и провоцируют население, чтобы со­хранять систему отстрелов, т.к. действуй они согласно закону, т.е. решать про­блему путем стерилизации и приютов, как безнадзорных животных, так и поку­санных людей было бы гораздо меньше. Тем более, что согласно статистике, уку­сы и нападения животных, особенно бездомных, практически всегда спровоциро­ваны людьми, их неправильным поведением, как взрослых, так и детей. К слову сказать, взрослые и ребятишки у нас так воспитаны, что часто сами представляют угрозу для животных, да и могут ли животные противостоять человеческой злобе.

Исследования московских биологов по заданию московского правительства показали, что информация, касающаяся бешенства и бездомных собак - это голо­словная спекуляция, а не реальные данные. А утверждение, что отстрел или отлов с уничтожением животных улучшает санитарно-эпидемиологическую обстановку в городе - миф, созданный самой системой. Эта система бессмысленна в силу действия биологических законов, вредна с точки зрения санитарно-эпидемиологической обстановки и экономически невыгодна городу. Но она очень выгодна тем, кто работает в ней, особенно тем, кто, руководит ее подразделениями, поскольку позволяет бесконтрольно и безнаказанно манипулировать и расходовать бюджет­ные средства. Вот почему все заинтересованные структуры  нашего города так упорно держатся за нее.

Система отлова и убийства бездомных животных является незаконной, т.к. орган местного самоуправления распоряжается не своей собственностью в виде бездомных собак. Право собственности на бездомных животных де-факто в России не принадлежит никому, и должно в соответствии со ст. ГК РФ пройти не менее 6 мес. с момента задержания бездомного животного, прежде чем оно может поступить в муниципальную форму собственности.

Милиция же и прокуратура в лучшем случае не реагируют на эти противо­законные действия властей и факты жестокого обращения с животными, а зачас­тую защищают нарушителей закона.

«Закон выше любого административного ресурса», сказал в одном из своих выступлений Президент России Путин В.В. А у нас некоторые чиновники и депу­таты, в лице глав администраций, вообразили себя «царьками»: мало того, что за­нимают свои должности в нарушение закона, так еще продлевают себе депутат­ские полномочия! Весьма странно, если не сказать больше, что в администрациях так скоры на жалобы психически нездоровых людей, но пропускают «мимо ушей» законные жалобы горожан.

Это позор для многомиллионного города, стоящего на пороге своего 1000-летия, когда чиновник или руководитель со страниц газеты или с экрана телеви­зора как о норме(!) говорит о жестоком обращении к «братьям меньшим», СМИ охотно муссируют эти рассуждения, «подкрепляя» их ни больше ни меньше пря­мо-таки «требованиями» (кстати противозаконными) отдельных горожан «стре­лять кошек и собак!»! И это вместо того, чтобы обратить свой гнев на городские власти, обязанные решать эту проблему согласно законам и духу времени - цивилизованно и гуманно.

Ввиду продолжающегося беспредела в отношении животных, все наши обращения, заявления, ответы нам из милиции, прокуратур и других инстанций мы направляем Президенту РФ, в Госдуму, ЮНЕСКО, Международные зоозащитные организации, российские СМИ, российским и зарубежным политическим и обще­ственным деятелям. Пусть сделают вывод, может ли претендовать на звание куль­турной столицы и соответствует ли европейскому уровню город, где на уровне госструктур занимаются убийствами кошек и собак, а нравы его обитателей тако­вы, что детей воспитывают на жестокости по отношению к животным? И люди, и животные являются частью природы и любое проявление как доброты, так и жес­токости по отношению к животным, не проходит бесследно для людей, ибо, как говорил Пифагор, «общество, проявляющее жестокость в отношении животных, никогда не будет милосердно к людям». Эти слова доказывает наша жизнь.

У известного писателя-сатирика Григория Горина есть знаменательные сло­ва: «Как только мы выйдем на уничтожение всех бродячих животных, а вслед за ними и домашних, следующий этап - лагеря для людей!»

Так вот, сначала по «заявкам» отдельных «жаждущих крови» стреляют со­бак, потом начнут по «заявкам» стрелять людей, такое мы уже проходили. Поэто­му, если немедленно не будет положен конец беспределу в отношении животных и виновные в этом не понесут наказания, если власти не начнут решать проблему совместно с любителями животных, предлагающими свою помощь, гуманно, то к 1000-летию столицы Республики Татарстан города Казани и встрече гостей мы будем готовиться по-своему.

Общество любителей животных «Друг», Общественность г. Казани».

«В казанское общество покровительства животным

Хотелось рассказать о возмутительном отношении к животным в казанском зооботсаде, директором которого является Мударисов А.Р. Возможно как организатор он и хорош всего лишь, а в разведении, содержании, кормлении и выращивании не только животных но и растений, он не смыслит ничего. Да и начальник по научной работе Малеев А. очевидно только и работает на благо администрации зоопарка. Если что и получают они от животных, то стараются скорее продать, только вот на вырученные деньги быт животных что-то не улучшается. Как-то давно был услышан разговор с Исхаковым К.Ш. о затруднительном финансовом положении зоопарка, в первую очередь по поводу реконструкции оранжереи. Были выделены деньги, а куда эти деньги делись неизвестно, но явно они пошли не на благоустройство быта животных. К примеру, олень каждый год меняет рога, а они не дешевые. На деньги от продажи рогов и потомства от представителей фауны зоопарка можно было бы хотя отремонтировать бегемотник, в котором уже давно дырявый бассейн. Сколько воды не лей, а за ночь остается не больше 0,5 литра, да и вентиляция не работает, нечем дышать, провоняешь за полчаса до костей. Такая же картина наблюдается во львятнике, из-за недостатка воздуха и повышенного содержания аммиака, у львов наблюдается поголовная заболеваемость. Сказывается на этом также отвратительная кормежка, у хищников сильно не свежее мясо и даже орлы предпочитают оставаться голодными, чем есть вынужденный забой. У копытных в сезон часто нет зеленой травы, не говоря уже о сене и веточном корме.

В последнее время верблюд Яша сильно исхудал, так, что горбы у него отсутствуют полностью, видны тазовые кости, торчит позвоночник, такое впечатление, что он потерял 40 % своего веса, а если животное теряет более 50 % своего веса, оно гибнет. А ведь от Яши и Люси была получена чудесная верблюдица. Их очень мало кормят (пятилитровое ведерко за день на одного верблюда). В августе месяце начинает идти нажировка у животных, они стараются набрать как можно больше питательных веществ на зиму. Олень Мурат болеет, видимо тоже сказывается нехватка минеральных питательных веществ, ведь на рост рогов затрачивается большое количество кальция и фосфора, других макро и микро элементов. Мартышки тоже отказываются есть просроченные продукты, причем с большим сроком просроченности, конфеты кондитерские изделия - почти два года. Так как эти продукты привозятся бесплатно или очень дешево, а на 100-процентные продукты часто нет денег: «много едят». Ветеринар зоопарка не принимает никаких мер, может обвинить во всех смертных грехах кошек, которые ходят по территории зоопарка истощенные, лысые от авитаминоза или дерматита. Начальник отдела копытных Воробьев, который закончил ветеринарную академию и защитил кандидатскую диссертацию, считает таких лысых кошек лишайными и их усыпляет, а не лечит. Неужели все ветеринары предпочитают так действовать в отношении больных животных, для чего тогда они учатся 5 лет.

Частенько в зоопарк подбрасывают то котят, то щенят, то других животных и птиц, которые сначала выглядят вполне нормальными животными. А пожив в зоопарке какое-то время их состояние значительно ухудшается из-за нехватки кормов, драк между ними, заблохастости, дерматитов, экзем и пр. К тому же они погибают от ядов, предназначенных для крыс. Даже к мертвым крысам можно прикасаться только в резиновых перчатках. Какой эффект дает этот яд неизвестно, крысы как бегали толпами в обезьяннике, львятнике, бегемотнике так и бегают, да и на кормокухне и складе тоже хватает их помета в зерне. Крысы умудряются пролезать в холодильники, а в бытовках у рабочих слышен визг и писк от присут­ствия крыс, рабочие переодеваются и едят в этих помещениях, которые смело можно считать антисанитарийными, особенно для приема пищи. Очень много посетителей возмущаются по поводу плохого отношения к животным. Только со своими претензиями к администрации зоопарка не обращаются, очевидно думая, что все будет бесполезно.

Обращаемся к Вам с просьбой выступить в защиту наших животных, потому что не хочется работать когда в зоопарке каждый день гибнет столько животных и птиц.

Работники зоопарка г. Казани 05.08.04.

В казанское общество покровительства животным

Мы, бывшие работники зооботсада, гости, посетители и просто живущие рядом любители животных, крайне возмущены вопиющим безобразием, которое творит Мударисов А.Р., директор казанского зооботсада по отношению к людям, которые просто старше его по возрасту. Эти люди когда-то получали высшее специальное образование, позволяющее им здесь работать. Это и зоологическое, биологическое, ботаническое образование и неважно, что среди них были пенсионеры, которые переживали за своих подопечных, будь то животные или растения. Они предъявляли те требования, которые положены для роста, развития, размножения того или иного биологического вида. К сожалению, нам известны только имена тех людей, которые работали простыми рабочими. Это Слава, который не один десяток лет работал в ветеринарной академии ветеринарным врачом, преподавал в районах, а в зоопарк пришел работать простым рабочим, но очевидно его мнение и многолетний опыт не поправился ни зоотехнику с биологическим образованием Курбашкиной С. и директору Мударисову, Славу уволили. Так же обошлись и с Лидией Фроловной, бывшей заведующей ботаническим отделом, которая чуть не попала в больницу из-за расстройства. А как поступили с молодым специалистом Ириной Ярош, очевидно посчитали, что много знает, на ее место приняли человека без специального образования, а Иру заставили уйти. Она уже два года находится без работы, хотя прекрасно может контактировать с животными, хорошо разбирается в психологии животных. Так же обошлись с Климовой Н.И., которая проработала более 10 лет контролером с бегемотом, имея, при этом, высшее специальное образование ветери­нарной академии. В тот день, когда ее увольняли, бегемотиха Захария сама вышла из бассейна и долго смотрела на Наталью Ивановну, Захария все поняла. Как же неправы те, кто говорит, что бегемот «толстокож» и неуклюж, они очень чувствительны, и у них моментальная реакция, жаль, что животные не умеют говорить. Зоотехник копытного отдела Воробьев Е.В., который защитил диссертацию, в настоящее время кандидат ветеринарных наук, постоянно принижал Наталью Ивановну и оскорблял. Перед тем, как поменять воду в бассейне у бегемотихи, вместо того, чтобы выманить ее из бассейна, Воробьев тычет ей багром в спину, отчего бегемотиха Захария ужасно злится и нервничает. Ввиду недоста­точной кормежки, Захария всегда полуголодная и Климовой Н.И. приходилось ходить по окрестностям, собирать лопухи, траву, сено. К тому же она подкармливала всех кошек, живущих на территории зоопарка на свою мизерную зарплату. Она по настоящему заботилась о благе животных, за это ее и уволили из зоопарка, сказав при этом, что кошек всех уничтожат по настоянию ветеринарного врача зоопарка Постыляновой В., зоотехника Воробьева Е.В. и, конечно, директора Мударисова. Считаем, что государство «выбрасывает деньги на ветер» обучая студентов ветеринарных ВУЗов в РФ, потому что эти «специа­листы», призванные лечить животных, согласно закона о ветеринарии, умеют только убивать их, причем садистскими способами.

Отсюда можно сделать вывод, что всех оставшихся работать в казанском зоопарке совершенно не волнует судьба животных, для них важнее всего прибыль, получаемая от этих животных и растений для своего благосостояния. А тех бессеребренников, которые действительно любят животных и хотят с ними работать, вынуждают уходить по собственному желанию с работы, угрожая уволить по статье. Потому что эти люди видят те безобразия, которые происходят в казанском зоопарка и не хотят молчать об этом. Это и разбросан­ные останки животных вдоль границ зоопарка, и грязь, а соответ­ственно ужасная антисанитария и плохая кормежка, в связи с чем, почти все животные поражены туберкулезом и другими болезнями. Просим передать наше письмо зарубежным зоозащитным организациям, с целью прекращения издевательств над животными и птицами в нашем зоопарке.

(Получено почтой 11 октября 2004 г.)

 

* * *

ЗВЕРЬ И ЕГО ЧЕЛОВЕК

05.12.2004 Собака спасла жизнь

Когда ночью загорелась в городке Гольдбах квартира, собака стала так громко лаять, что разбудила своего 56-летнего хозяина. Оба спаслись.

21.1.2005 Сапоги для собак

 В Англии полицейские собаки будут носить специальные сапоги, что бы не ранить себе лапы во время работы. «При взломах всюду валяется стекло», - сказал полицейский спикер.

28.11.2004, «Тагес Цайтуниг» Друг животных растрогал всю деревню

Пенсионер Ричард Сю 79 лет очень любит животных и поэтому, когда к нему приблудилась истощенная кошка, он украл  для нее в магазине еду. Он всю жизнь провел заграницей и получает маленькую пенсию, которой для лишних расходов не хватает. Его поймали и приговорили к штрафу в 300 Евро, но он был не в состоянии их заплатить. И тут, КАК ОДНИ ЧЕЛОВЕК,  встала вся ДЕРЕВНЯ, ГДЕ ОН ЖИВЕТ. Священник обратился за помощью в газету и, после публикации этой истории, соседи пожертвовали 7 тысяч Евро, а многие принесли и корм. «Мне хватает на жизнь», - говорит пенсионер, - «все это я потрачу на мою кошку». 

29.12.2004. «Зюддойче Цайтунг» Дельфины спасают жизни

У берегов Флориды при приближении акул стая дельфинов окружила четырех пловцов и таким образом дала им возможность спастись. 

09.12.2004, «Зюддойче Цайтунг» Пекин сооружает памятник безымянной крысе

В Пекине, во дворе института по «Научному исследованиию животных», то есть вивисекции, поставлен камень в память всех погибших при вивисекции,  проведенной для исследования болезни легких Сарс: крыс,  мышей, свиней, кроликов и обезьян. На камне написано по-китайски: «Этот камень должен утешить погибшие души». Сколько животных погибло в ходе этих экспериментов, неизвестно. К настоящему моменту 349 человек скончались от этой болезни, но сейчас было объявлено, что изобретено лекарство для прививки против Сарс.

22.01.2005, «Мюнхнер Меркур» Живой мусор

Несмотря на отчаянные призывы обществ по защите животных не дарить животных «на елку»,  в этом году в мюнхенский приют для животных сразу после праздников попали больше животных, чем когда либо. За 2004 г. в приют отдали 7.700 животных, на 1.700 больше чем в 2003 г. и 1.500 из них кролики. Например, мини-кролика «Густава» держали на балконе, и никто не заметил, что у него воспалились уши. Когда он совсем разболелся, его «семья» не захотела тратить деньги на врача и сдала его в приют. Кроме кроликов сдают главным образом морских свинок, крыс, водяных черепах и даже игуан. По мнению директора приюта, отношение человека к животным, особенно, к маленьким зверям, делается все более негуманным. Например, в семье «Густава» родители демонстрируют своим детям, что животное - это ничто. Все эти звери надеются найти новых, хороших хозяев, которые не выгонят их, если они заболеют.

21.01.2005 Попугай выдал хозяина

В Тель-Авиве говорящий попугай упорно стал называть свою хозяйку другим именем. Обманутая супруга  узнала таким образом об измене своего мужа. Попугая она простила, но мужа выгнала.

Подготовила К. Миллер

Ксения Михайловна Миллер (по мужу Антич) родилась в Таганроге. Ее отец - археолог, этнограф, преподавал древнюю историю в Государственном Ростовском университете, мать, Татьяна Александровна Неклюдова, дочь помещика Александра Петровича Неклюдова из старинного боярского рода. Все они родились в Таганроге или же в поместьях в окрестностях. Вся семья очень любила животных, родители разрешали маленькой дочери приносить домой бездомных котят, так что во время войны кормили уже 16 кошек и несколько собак. В феврале 1943 г. семья, опасаясь сталинских репрессий, решила покинуть Советский Союз и бежать на Запад. Уже в 1945 году в Германии К.М. принимала участие в охране животных в Геттингене, куда их занесло военное лихолетье. Тогда в Германии стали отстраивать приюты для животных, пострадавшие во время войны и восстанавливать организации по защите животных. Всю свою сознательную жизнь К.М. интересуется положением животных и является членом нескольких германских организаций по охране животных.  Несколько раз посетивши Россию, она была, как и в детстве, глубоко огорчена страданиями бездомных животных и принимает с тех пор усилия по содействию организации общества охраны животных на Дону с целью создания хоть одного приюта для собак и кошек. К.М по профессии журналистка, считает, что пресса в России должна играть такую же важную роль в воспитании человека другом зверя, как и на Западе. Поэтому мы вновь открываем рубрику «Зверь и его человек» для того, чтобы рассказывать нам по следам западной печати о наших младших братьях тварях Божьих.

* * *

ЧЕМ БЫ ДИТЯ НЕ ТЕШИЛОСЬ

Шестилетний малыш может запросто пнуть котенка, ребята постарше в издевательстве над животными заходят дальше: они топят, сбрасывают с десятого этажа, закапывают в песок братьев наших меньших. Компания новоуренгойских восемнадцатилеток привязала к дереву в лесу собаку, облила керосином и сожгла. Таких душещипательных историй горожане рассказывают друг другу по телефону множество…

Недавно на реке взрывали лед, после чего начался ледоход. Белый, с линяющей по весне шкуркой, заяц, испуганный шашлычниками, допрыгал по льду к дороге, а там остановился. Через дорогу, само собой, ни один нормальный «трусишка серенький» не побежит, обратно тоже не получилось: буквально за час лед растаял и между насыпью и лесом образовался канал, причем воды - по пояс. Животное сначала металось по берегу, потом устало и остановилось. Тут, на беду, заяц был замечен прогуливающейся мимо стайкой порядочно подвыпивших пацанов.

Ну, вот идете вы по лесу, глядь - заяц. Ваши действия? Конечно же, вы соберете близлежащие булыжники, позовете друзей, и будете кидать в двигающуюся цель на попадание. По крайней мере, эти ребята поступили именно так. С веселым визгом одиннадцатиклассники начали гонять животное по берегу, периодически пытаясь запустить в него камешком побольше. Когда преследователи останавливались, разрабатывая тактику дальнейшей погони, останавливался и заяц. Голодное животное, быстро перебирая лапками, пыталось выкопать хоть какой корешок, чтобы поддержать силы. Чем же по-вашему закончилась погоня? Правильно - самый ловкий все-таки попал зайцу в голову булыжником, весом не менее килограмма.

А вот что бы вы сделали на месте животного… если бы выжили? Заяц выжил, но с последствиями. Он трясся уже не от страха, а от шока, бежать больше не мог. Сил хватило только на последний бросок… в воду. Все действо сопровождалось счастливым детским смехом. Заяц тонул, не справляясь с течением: то из воды торчали только ушки, то появлялась мордочка. Ребятки начали возмущаться: «Так что, он сейчас утонет, и все?!!» Да, им хотелось большего, им этого было мало. Зайца, все-таки прибило к насыпи, и желающие продолжения концерта выволокли его на берег и начали подталкивать в спину, чтобы тот опять побежал. Но заяц только прижимался к земле и трясся. Семья, проезжавшая мимо, с южки на северку, вышла из машины и отобрала животное, чтобы отвезти его к ветеринару. Когда «серого» взяли на руки, он даже не вырывался. Это очень страшно: смотреть, как агонизирует загнанное в угол, не способное за себя постоять, животное.

Конечно, может это, в принципе, хорошие ребята, живущие, как они считают, по заповедям «Нового Завета». Но, видимо, любовь и жалость к братьям нашим меньшим в их жизненных принципах не числятся.

А в это время мамы продолжают «вышибать» друг у друга слезу, рассказывая истории, одна страшнее другой, о зверствах подростков.

Ольга Омельяшко

 

* * *

 

ПРАВЕДНИК МИЛУЕТ ДУШИ СКОТОВ СВОИХ (ПР. 12,10)

Продолжаем публиковать отрывки из книги современного православного философа Татьяны Горичевой «Святые животные».

В качестве примера была рассмотрена лишь малая часть из «Житий святых». (см. №№ 28, 29, 30 «СЖ», прим. редакции) Несомненно, что чудесных случаев, связанных с животными, гораздо больше. В заключение хотелось бы расска­зать о святом Феофиле, жившем в Киеве в 19 веке. Рассказ записан со слов очевидцев. Он еще не подвергся никакой стилиза­ции, и покоряет своей достоверностью.

 «Когда Феофила приехал навестить Иван Катков, то, поисповедовавшись и рассказывая старцу о своих делах, упомянул и о приобретенном им молодом бычке, весьма строптивого нрава.

- Купил  я, батюшка, бычка. Думал для себя оставить, да не знаю, что с ним и делать: одурел, скотина, совсем, на всех с рогами лезет. Хочу зарезать, да жалко.

- А ты мне его подари.

- Вам? ...Помилуй Бог, да к нему и приступить нельзя! Сколь­ко людей уже искалечил...

- Ничего... Мы его смирению научим.

- Да как же я того...

- Очень просто. Подойди к нему  и скажи: «Эй, бычок!  Отныне ты не мой, а отца Феофила. Собирайся в гости к нему...»

Мясник так и сделал. Подошел, по возвращении домой, к быч­ку, повторил сказанные старцем слова, и доселе фыркающий и озверевший бычок сделался кроток, как ягненок: смиренно стал ласкаться и лизать хозяину руки.

Получив бычка, блаженный смастерил себе небольшую удоб­ную телегу, сзади которой устроил на обручах крытую парусиной будочку, и стал путешествовать на «бойкуне» по городу. При этом старец никогда не садился впереди, а всегда сзади, спиной к быку и, укрепив на возу маленький аналойчик, опускался на колени и читал дорогой Псалтирь. Но вот что удивительно. Бычок не имел никакой упряжи, ни возжей, одно только ярмо, и точно мысленно предугадывал намерения своего хозяина, без всяких с его стороны возгласов и понуканий доставлял старца именно туда, куда ему была надобность: либо на Подол, в Братский монастырь, либо в святую Лавру. И такой, говорят, умница был - ни за что на ка­мень не наедет, а увидит бугорок, рытвину или канаву, непременно стороной обминет, чтобы угодника не потрясти.

Когда Феофил впал в немилость, у него отобрали бычка и препроводили в экономию, присовокупив к Лаврскому стаду, а са­мому блаженному запретили появляться в Голосеевской пустыни, а вместе с тем и бродяжничать. Но с того дня, как бычок был помешен в монастырское стадо, появился такой необычный падеж скота, что лаврский эконом потерял всякое самообладание и положительно не знал, что ему делать. Стали приглашать ветеринарных врачей, предполагая, что в стаде появилась эпидемическая болезнь, но врачи, осмотрев животных, нашли их без всяких суще­ственных повреждений. Между тем скот продолжал падать. Тогда более глубокомысленные решили доложить об этом митрополиту Филарету. Владыка подвал эконома и поинтересовался, с которого дня начался падеж скота. Эконом ответил, что с того самого дня, как отобрали быка у Феофила и присоединили к общему стаду. «Вот как!» - воскликнул Владыка и приказал немедленно уда­лить из стойла быка. Когда это было сделано, то, к общему удив­лению, падеж скота тотчас же прекратился. Бычок же был отве­ден в Китаев и возвращен своему обладателю. Получив обратно своего «бойкуна», блаженный в тот же день позолотил ему рога и преспокойно стал продолжать свои ежедневные путешествия...»

Да, поистине: «Позна вол владельца своего. (Ис. 1, 3)».*

 

* Священник Владимир Зноско «Христа ради юродивый иеросхимонах Феофил, подвижник и прозорливец Киево-Печерской Лавры», Тверь, 1991 г.

 

* * *

 

БЕЗДОМНЫЕ СОБАКИ - НЕОТЪЕМЛЕМЫЙ ЭЛЕМЕНТ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ГОРОДА

27 января в офисе партии Зеленых состоялась пресс-конференция по проблемам бездомных животных, в которой приняли участие одни из лучших специалистов в этой области.

Скворцов Г. Г. (биолог-охотовед, юрист, руководитель программы «Животные в населенных пунктах», генеральный директор ООО  «БиоЮрис»): В 1982 году генеральной ассамблеей ООН была принята Всемирная Хартия природы. В одном из первых пунктов заявляется,  что любая форма жизни является уникальной, заслуживает уважения, какой бы ни была ее полезность для человека.  Но, к сожалению, люди разношерстны, типичный пример: Ильинские, которые любят кошечек, а все остальные – это животные второго сорта. Другая группа - Борис Леонтьевич Самойлов, биолог, заслуги его я не умаляю, но он считает, что дикие животные – это все хорошо, а безнадзорные собаки, безнадзорные кошки, да и собаки домашние и домашние кошки – им не место. Я уважаю взгляды Бориса Леонтьевича, но не надо превращать Москву в заповедник, в котором на первом месте стоят только дикие животные и все остальные, в том числе и люди, должны подчиняться сохранению этих животных. Ну, например, про Лосиный остров. Борисом Леонтьевичем было заявлено, что бродячие собаки уничтожают и оленей, и ланей, и косуль. Я работал в Лосином острове, и знаю эту проблему, лани там содержались в вольерах, и пришлось их выпустить из этих вольеров потому, что граждане прилегающих жилых массивов резали вольерную сетку и своих собак притравливали на этих ланей. И теперь этих ланей выпустили на волю, но совсем не в Лосином острове, а в Лосином Острове никогда не было в свободном выгуле ланей. Пятнистые олени, в городскую часть они заходили лет 15-20 назад, но прикармливали их возле деревни Абрамцево со стороны области. И опять же, их оттуда пришлось отвлечь, в глубину областной части Лосиного острова, совсем не из-за бродячих собак. А из-за того, что они попадали под машины, так как прикармливали их возле кольцевой, и извините, еще постреливали браконьеры. Такие факты мне известны. Конкретно, чтобы безнадзорные собаки, да и домашние тоже, охотились конкретно на оленей… я знаю Лосиный остров с начала 60-х годов и таких случаев мне не известно. Второе, что мне не нравится, все время говорят, что давно уже не проводилась численность, учет безнадзорных собак в Москве, и в тоже время приводятся астрономические цифры  от 50-ти, 80-ти, даже доходит до ста, и даже до 500 тысяч. На одной из конференций Андрей Дмитриевич Поярков раскритиковал представителей Украины, которые сказали, что у них в Киеве 120 тысяч собак. Он предложил посчитать площадь и соотношение, то есть если 500 тысяч собак в Москве, значит на один гектар приходится 5 собак. Значит, выйдя на улицу, в пределах своей видимости, вы должны видеть минимум 15-20 собак. Тоже и с крысами - 40 миллионов. Если взять площадь Москвы, какая она есть, разделить, то получается 44 крысы на 10 кв.м. (?) Сознательно кто-то проводит политику, выпячивая, какую большую работу мы делаем. При этом общественность не может контролировать не суммы, которые расходуются на охрану животных, не где, когда и как проводится стерилизация. Эта тема со стороны руководства Фауны закрыта для общественности. Нам приходится любыми средствами просто выцарапывать информацию, которой занимается отдел.

Поярков А.Д. (старший научный сотрудник Института Проблем Экологии и Эволюции им. А.Н. Северцова  РАН, Москва):  Я хотел бы обратить внимание на один, как мне кажется, принципиально важный момент. Два года назад была радикально изменена стратегия контроля управления численности бездомных собак, где по постановлению мэра Москвы был взят абсолютно официальный курс на то, что основной стратегией будет стерилизация. И, соответственно, с этого момента отлов и уничтожение бездомных собак, официально, по крайней мере, были запрещены. Акция московского правительства на переключение на стерилизацию была в значительной степени инсперирована авторами программы «Животные в городе», которая делалась, опять же, по заказу московского правительства, где стратегия стерилизации была признана как наиболее перспективной, наиболее рекомендованной для города и более бесконфликтной. Но разработчики этой программы уже тогда предупреждали, что  для того, что бы стратегия стерилизации была эффективной,  в смысле контроля и управления численностью животными, она должна производиться в очень больших масштабах. Она требовала единомоментного, очень сильного вливания, т.е. нужно было простерилизовать больше половины, а желательно 80 % сук, живущих на территории Москвы. И только в этом случае эта стратегия начинает работать как эффективная. Если этого не происходит, то стерилизация в вяло текущем виде превращается в то же самое, что и система отлова, т.е. это постоянное, вполне разумное выкачивание денег и система эксплуатации популяции. Почему стратегия стерилизации должна была проведена именно сразу? Дело в том, что предлагаемая стратегия стерилизации была реализована  в нескольких английских городах, достаточно эффективно. Что она подразумевает? Стерилизуются самки, но они не изымаются с улицы, потому что каждая собачья стая, каждый собачий индивид занимает вполне определенное место, как говорят биологи, экологическую нишу или участок обитания. Своим присутствием они создают некий буфер для других животных, а когда животное изымается, это место освобождается, а по старой, хорошо известной пословице «Свято место пусто не бывает», всегда есть тенденция у любой биологической популяции, у любого биологического объекта заполнить это место. Либо собаки, либо другие виды, которые могут эксплуатировать также эти ресурсы.

Фокус стратегии стерилизации был в том, чтобы создать некий большой буфер животных, неспособных к размножению, вместе с тем удерживающих территорию. Это выгодно по ряду причин, помимо того, что это снимает очень интенсивные темпы воспроизводства. Кроме того, один из наиболее острых моментов – это период собачьих свадеб. Когда они очень большими группами перемещаются, очень возбуждены кобели, многие с повышенной агрессивностью, достигается высокий уровень андрогенов, тестостерона в крови. Поэтому они очень заметны, они очень шумливы в это время. Все это - потенциальная конфликтная ситуация. За счет стерилизации самок ситуация резко снимается. Мы не говорим, чтобы были простерилизованы все собаки, конечно – нет. Но понято, что если это будет сделано в больших масштабах, то мы сразу уберем эту ситуацию, ее не будет особенно видно. Она не будет будоражить общественное мнение, и, соответственно, она действительно реально уменьшит конфликтность. В этом был второй резон стратегии стерилизации. И, наконец, третий резон. Для меня и эти два были, безусловно, важнейшие. Третий, это то, из-за чего я вначале много ругался  и не принимал стратегию стерилизации, но меня убедили в том, что все-таки это более гуманный способ решения проблемы. Я не считаю, что это настолько уж более гуманно, я не знаю, что лучше – смерть или существование в стерилизованном виде, но, наверное, это действительно так. Для многих самок собак, а я знаю многих сук, которые были стерилизованы, это достаточно хорошая и удобная форма существования, вполне безболезненная. Более того, я знал  собак, которые, например, страдали болезнями матки, яичников, когда их удаляли, собака выздоравливала, чувствовала себя лучше и жила еще какое-то определенное время. Это три основных резона.

Скворцов Г. Г.: Первое - почему была выбрана стратегия стерилизации. Размножение животных это очень сильный фактор, который не позволяет нормально контролировать и регулировать численность. Если немножко выбрать больше, чем положено животных, то они входят в период гона более здоровыми и сытыми и размножаются более активно. Т. е. чем больше мы будем изымать собак и кошек с улиц городов, то оставшиеся размножаться будут более активно. Как юрист я поясню: первое - не существует и не существовало на Федеральном уровне ни одного документа, кроме ветеринарных предписаний, требующих уничтожать животных. Там было написано, что отловленных животных требуется возвратить хозяину или заинтересованным в их содержании организациям или лицам. Это отсебятина местных властей, которые не знаю, куда девать этих животных. Второе – если мы уберем всех безнадзорных собак и кошек, а у нас есть типичные примеры этого, то их место займут лисицы, как в городах Англии. А, как известно, крысы и лисы более восприимчивы к бешенству, чем безнадзорные собаки и кошки. После победы во второй мировой, когда был полностью уничтожен зверинец Геринга, там были еноты-полоскуны. Они размножились за это время, и довольно активно занимают населенные пункты Германии и сопредельных областей. Хочу подчеркнуть, что А. Д. Поярковым доказано -  бродячие собаки в населенных пунктах и охотничьих угодьях - это совершенно две противоположные психологические группы собак. Если в населенном пункте собака ориентирована на человека, как на хозяина, или на того, кто ее кормит, то животные, которые были брошены на дачах или в лесу, социально ориентированы только на свою стаю. Так вот, подавляющее число случаев покусов и нападений со стороны бродячих собак, как правило, отмечалось в зимнее время года и на окраинах населенных пунктов. И вот, если мы собак, которые проживают в населенных пунктах, будем убирать, то как раз для таких вот одичавших  бродячих собак будем освобождать место. Если подобные собаки проникают в населенные пункты, это говорит о том, что численность собак населенного пункта значительно меньше, чем оптимальная, не позволяющая проникать им. Второй фактор защиты, который привел здесь Андрей Дмитриевич – это когда собака занимает определенную территорию и не пускает туда других собак, создавая стабилизационное экологическое равновесие в отношении жителей. Если постоянно убирать одних, то это место будут занимать другие. Вновь пришедшие, завоевывая и отстаивая свое место, будут устраивать конфликты не только с местными собаками, но и с людьми. Чем больше убирать, тем больше таких конфликтов. Третий фактор биологической защиты, который представляют те же собаки и кошки – это в отношении крыс. Научные работники выяснили, что запах мочи собак и кошек подавляюще влияет на размножение крыс. Тем самым, хотим мы этого или нет, собаки и кошки обеспечивают тройную биологическую защиту населения. К сожалению СЭС зачастую передергивает факты. Например, утверждается, что больше 50% покусов совершено безнадзорными собаками, больше того, общее количество покусов по Москве примерно составляет 32-37000 в год. И списываются они исключительно на безнадзорных собак. Хотя по данным Андрея Дмитриевича в Москве примерно 25-30 тысяч безнадзорных собак, а по данным «Зообизнеса», количество домашних собак более 600 тысяч. Например, по данным небольших населенных пунктов количество покусов безнадзорными животными не превышает 5-10%. Но даже и здесь  информация подтасовывается. Потому что учетные данные ведутся по хозяйским собакам и неизвестным. Но неизвестные - это еще не безнадзорные собаки, т.к. у них есть владельцы, которые выпускают своих собак и кошек гулять без присмотра.

Поярков А.Д.: Дело в том, что у работников СЭС система регистрации такова. Если человек есть и его можно опросить, значит это собака хозяйская. Если человека нет, он убежал, даже если было видно, что покусала ухоженная немецкая овчарка, этот покус фиксируется как неизвестный, т.е. безнадзорный. Вот такая система регистрации, которая вообще ни к чему не приспособлена.

Вопрос от Натальи Арсеньевой (корреспондент МК): Какое оптимальное соотношение безнадзорных собак на квадратный метр г. Москвы? И можно ли это как-то урегулировать, или всегда будет какое-то стандартное соответствие?

Поярков А.Д.: На самом деле городская среда очень неоднородна и собаки, обитающие на этой территории, тоже очень не однородны. Что происходит в городской среде? Городскую среду можно разделить на ряд типов. У каждого из этих типов будет своя оптимальная емкость. Одно дело - районные промзоны, при которых рядом находятся столовые, крупные магазины и т.д. Промзоны обеспечивают великолепную укрытость, защищенность. И это принципиально важно для любого биологического вида. Защищенность ничуть не менее важна, чем источники питания. И если эти компоненты совпадают, то в промзонах достигается колоссальная плотность. Мы проводили первый Всемосковский учет согласно нашей типологии, т.е. для каждого типа среды мы рассчитывали свою плотность, чтобы потом экстраполировать это на основании аэрокосмических снимков. Естественно, мы не могли охватить всю площадь Москвы, мы считали на выборочных площадках. У нас при проведении учета были задействованы прекрасные специалисты по ГИСтехнологиям, и они экстраполировали наши данные на площадь Москвы. Так вот у нас в промзонах получилась плотность более 50 собак на квадратный километр. Это очень большая плотность. В «хрущевках» эта плотность будет принципиально другая и намного ниже. В городских лесах эта плотность будет очень маленькая, гораздо меньше, чем собака на кв. километр. Более чем в 50 раз меньше. В парках это будет третья плотность и т.д. То есть мы не можем подходить единым стандартом. И это на самом деле принципиально важная вещь. Потому что, когда мы работаем с такими сложными вещами как биологические объекты, биологические виды и биологические популяции мы должны использовать гибкий экологически дифференцированный подход. Мы должны постоянно думать и понимать, что мы делаем. Потому что если мы идем тяжелым катком, мы все ломаем кругом. Мы осуществляем глобализацию, которая все перековеркивает. Вторая сложность в вашем вопросе, принципиальная сложность – это то, что собака собаке рознь. Среди популяции бездомных собак выделяются разные экологические типы, которые в очень большой степени связаны с разными стадиями одичания. Мой коллега затронул этот вопрос, но поскольку я его в основном разрабатывал, я могу немного подетальней рассказать. Выделяется несколько типов бездомных собак. Первая группа – собаки условно безнадзорные, привязанные к человеку, которые на самом деле хозяйские, но живут на территории гаражей. Они знают своих сторожей, они их слушаются, они подконтрольны этим сторожам, сторожа их кормят. Вторая группа - собаки-попрошайки. Это собаки, которые в основном занимаются тем, что они очень хорошо знают поведение людей. Они прекрасно умеют строить умильные морды, вилять хвостом и так далее… Они выпрашивают пищу. Это их основная стратегия. Они не очень контактны, но, обратите внимание, они относятся к людям в общем-то безразлично. Они их очень хорошо знают, но у них нет персональных связей. Для них любая бабушка, если они видят, что она потенциальный источник, это как бы объект воздействия, не взаимодействия, а воздействия и они его осуществляют очень эффективно. У них так же существует социализация на своих партнеров, но главными у них остаются люди и лидеры люди. Третья, наиболее многочисленная группа – это бродячие собаки, имеющие двойную социализацию, и главная ориентация у них на своих собак, здесь уже возникают лидеры, внутренние вожаки, доминанты, пограничники. Складывается сложнейшая социальная структура, и механизм этой стаи живет самостоятельно. Четвертая, самая высшая группа – это дикие собаки, которые не социализированы на человека. Они воспринимают человека как источник опасности. В этой группе мы так же можем сделать некую шкалу по стратегии в фуражировании. Она достаточно тесно связана со стадиями одичания. Есть попрошайничество, есть нахлебничество – когда собака просто знает, что придут и покормят, есть собирательство, есть хищничество. Это очень редкая специализация.

Вся сложность этой системы не дает возможности однозначно и четко сказать, сколько нужно собак на весь город. Проведя специальную работу, проверяя каждый раз, мы можем назвать оптимальные численности на определенный момент времени, на окраине она будет столько, в центре уже по-другому, для районов промзон столько, для городских парков примерно будем считать сколько. Но принципиально важно отметить, что если мы это сделаем, то ничего хорошего не будет, если мы не воссоздадим систему мониторинга, систему обратной связи, для того что бы кто-то смотрел на это дело и понимал что происходит. Вот, например, мы сказали, что здесь нужно 10 собак, а что если мы ошиблись, и придет еще 10, если позволяет территория. Во время моего наблюдения, в моей модельной группе те щенки, которые рождались, практически ежегодно, не выживали, они пропадали. Те немногие случаи, когда они выживали, происходили в тех группах, где до этого погибал кто-то из взрослых особей, т.е. как бы освобождалась вакансия. Что случается при отлове. Отлов уничтожает часть животных, и очень быстро популяция это компенсирует, она восстанавливает немного другую структуру и в момент восстановления идут нежелательные процессы, это большая подвижность, большая конфликтность. Мы не знаем, что тащат пришедшие и вновь возникшие собаки, потому что те уже ходили по определенным маршрутам, у них была устоявшаяся структура, которая является принципиально важной. И я для себя решил, что нужно сохранять эти устоявшиеся структуры и путь на стерилизацию - это одним из тех путей сохранения устоявшейся структуры, не нарушения ее, а может быть даже уменьшение численности конкретных групп. Скажем, группа по 6 особей, а мы за счет стерилизации и естественной смерти уменьшим ее до 3, но при этом чтобы группы сохраняли участки. Что сейчас получилось, когда мне люди говорят, что вот много собак, что там где-то рядом с ними живет стая из 10 собак, они их боятся, боятся ходить. Вот что делать в таких случаях. Это принципиальный момент. В системе управления города был упущен какой-то момент. Стратегия стерилизации была удачно и хорошо теоретически запланирована, но очень плохо реализована и неправильно. В какой-то момент популяция бездомных собак чуть-чуть подросла. Юрий Михайлович очень активно ломает промзоны, тем самым очень грубо калечит структуру города, и, уничтожая громадные районы и  промзоны, естественно не думают, что там обитают собаки. И происходит перемещение животных, потому что эти места уничтожаются, на них наступают стройки. Собаки выходят на улицы, они попадают в другие места, они становятся более активными, потому что они не знают своих точек и маршрутов и вот эта ломка, которая сейчас идет в городе, тоже создает эффект большого присутствия собак. Я думаю, что реальная численность, наверное, подросла, но подросла не так значительно, как об этом говорят. И здесь не обойтись просто лозунгами, должна быть создана система управления. В чем была хороша система отлова - собаки всегда боялись людей. Система отлова жестокая, примитивная охотничья стратегия  грубого уничтожения. Собаки знали, что человека нельзя трогать, что если ты будешь лаять, то позвонят, приедут и отловят. Это был естественный отбор, но и еще в значительной степени отбор за счет научения. Потому что, когда они видят, как соседа уничтожают, у них появляется явный страх. А сейчас этого нет, нет никаких систем компенсирующих это.  

Вопрос: Я по долгу службы часто езжу за рубеж. И нигде нет такого количества бездомных  животных, как кошек, так и собак. И вот мне звонят люди и говорят: «Позвольте, если у нас утверждают, что на освободившееся место придут бездомные собаки, почему этого нет в других странах. Почему на место бездомных не приходят другие». Я была в Англии, в  Шотландии и не видела ни барсуков, ни лис. Я видела перепелок, которые бегают там вдоль дороги, еще что-то.  Но вот такого количества других животных, как Вы говорили, которые заменяют – нет. Я не видела ни крыс, ни ворон, но там нет бездомных животных.

Поярков А.Д.: Хороший вопрос. Первое, что принципиально важно здесь: там совершенно иная система вывоза пищевых отходов, т.е. потенциальная кормовая база намного ниже соответственно ресурса.  У нас, если вы хотите уменьшать количество животных, начинать нужно с этого. Это говорилось давным-давно, и писалось об этом. Начинать надо с системы очистки. Но у нас население выбрасывает под окна всё. В Англии корки  и селедочные головы под окна не выбрасывают, а у нас выбрасывают. И помойки у нас совершенно в другом состоянии. А то, что Вы не видели лис и барсуков в городе, понятно, так как это ночные животные. У меня есть научные статьи, которые говорят о колоссальном нашествии в Лондон лис.

Скворцов Г.Г.: И численность их там в несколько раз выше, чем в прилегающих сельскохозяйственных территориях.

Поярков А.Д.: Совершенно точно. И участки крохотулечные, и живут они там прекрасно. Вы их просто не видели, Вы их не можете видеть, потому что Вы не специалист.

Скворцов Г.Г.: Более того, по этому поводу была телепередача, где показывали именно жизнь лисиц в Лондоне.

Вопрос: А вот если у нас не будет собак, кто у нас заполнит нишу?

Скворцов Г.Г.: Под Петербургом стоит памятник кошке, после войны эшелонами, я подчеркиваю - не вагонами, а эшелонами завозили кошек, для борьбы с расплодившимися крысами. Ученые института имени Северцева, в том числе и ряд других учреждений, проводили в Москве исследования по учету численности крыс в течение длительного периода. Выяснилось, что к Олимпиаде, к 1978 году практически полностью были истреблены крысы, ну и собаки и кошки в том числе. Но  уже в 1982 году не только ученые, но и СЭС сказали, что численность крыс резко подскочила, а данные 1984 года показали, что численность крыс в отсутствии безнадзорных собак и кошек не только восстановилась до уровня 1978 года, но в некоторых местах стала выше, именно из-за их отсутствия. Следующий пример: в Сургуте в 1998 году провели отлов кошек и собак в районе железнодорожного вокзала, буквально через три месяца жители стали шуметь: «Крысы».  «А кошки – что?» - «У нас нет безнадзорных кошек». У них нет теплых подвалов. А железнодорожный вокзал – это фактически склад на колесах. В Москве в 2000 году, после известных событий с взорванными в 1999 году домами, от городских властей поступила команда навести порядок в подвалах и чердаках, в результате их закрыли и создали микрозаповедники для крыс. Это не теория. Более того, существует норма, которая заставляет на слуховые окна в подвалах решетки ставить. Для крыс – это не преграда, она способна прогрызать даже бетон. Кошки не могут ими пользоваться.

Поярков А.Д.: Есть кошки, которые эффективно работают против крыс. Но многие не работают. Не зря же в Англии бум безумный на терьеров. В борьбе с крысами нужна эффективность. Самые эффективные – это совы, но сов в подвале не заведешь. Собаки часто гораздо более эффективны против крыс, чем кошки.

Вопрос: Вот эта программа стерилизации. На нее же были выделены деньги, порядка 6-7 млн. рублей.

Скворцов Г.Г.: По поводу программы. Главное, что должна быть не только стерилизация, это должна быть комплексная программа, работа с населением, которая совсем не ведется, и расформирование больших собачьих стай. Одно дело встретить на дороге стаю из 3 собак и совершенно другое из 10.

Вопрос: Существует ли государственная система управления этими процессами. Ведь если существует управление городским хозяйством, то это должна быть часть этого хозяйства. Ее нет?

Поярков А.Д.: Конечно, нет.

Вопрос: Чего нам не хватает для того чтобы урегулировать эту проблему? Вот Вы говорите, нет такой структуры в правительстве?

Скворцов Г.Г.: Есть такая структура, но она работает не эффективно.

Вопрос: Почему она не эффективно работает? Вы можете это все как-то систематизировать?

Скворцов Г.Г.: Можно. Первое – это касается законодательной базы, нам нужен закон Москвы по защите животных. Почему он не проходит? Существуют довольно сильные лобби, которые считают, что в ближайшее время необходимо принять закон по содержанию собак и кошек. Кроме собак и кошек в городе находится огромное количество других видов животных, таких как обезьяны, крупные кошки, медведи, волки. Вся беда в том, что нет Федерального закона. Почему без Федерального закона не могут это сделать? Потому что существует около 20 положений, которые решать вправе только федеральный уровень. А без этих 20 положений на местах не могут принять нормальный закон. Пример: пытаются ввести обязательную регистрацию животных. А в Федеральном законе сказано, что обязательной регистрации подлежит только недвижимое имущество. А остальное - только в соответствии с Федеральным законом. Следовательно, введение на местах обязательной регистрации животных противоречит Федеральному законодательству.

Комментарии: корреспондент Наталья Арсеньева сказала, что в развитых странах, в которых существует демократическое, гражданское общество, нет бездомных животных на улицах. Это говорит что гражданственность – это ответственность.

Скворцов Г.Г.: Насчет развитых и демократических. У каждого существуют свои традиции. Демократия, как сказал Черчилль, наихудшая форма правления. И что мне больше всего претит в русском человеке, это постоянное самоуничижение. Не надо этим заниматься. А если говорить об ответственности, то в Англии, которая считается демократической и очень гуманной страной, ежегодно уничтожается порядка 90 тыс. кошек.

Поярков А.Д.: Причем это делается хладнокровно и цинично, без всяких сантиментов. Отношение людей просто «замечательное». Вот моя собачка заболела, я ее уничтожаю…

Портянкина В.И.: Заместителем Ю.М. Лужкова, Аксеновым было дано распоряжение «о создании на территории каждой префектуры собачьи приютов, передержек для стерилизации и устройства в хорошие руки». Были выделены деньги. Префектуры спускают это в управы. Управы стали это распоряжение игнорировать. Потом, когда стали соображать, что пойдут деньги из бюджета, вместо общественных организаций этим делом стали заниматься частные лавочки, в основном кавказцы. Это превратилось в кормушку, уничтожение животных и выкачивание денег из бюджета. Причем южные народы достаточно жестоко относятся к собакам.   

Корзинина О.В.: Ситуация в САО была следующая. Был приказ префекта от 27.08.04, что к 01.09.04. в управах найти место под приюты, найти зоозащитные организации, которые будут с животными работать, к 01.10.04. все построить и к 01.11.04. завезти собак. Какие-то территории они выделили. Потом все уперлось в инвесторов, им начали что-то обещать и начали обещать зоозащитным организациям, что они будут там заниматься собаками. Но как-то все очень неопределенно. В итоге кончилось тем, что из семи предложенных участков осталось три. На данный момент открыто три приюта, они уже приняты в эксплуатацию, в них начали завозить собак. В частности, в один из этих приютов завезены пятнадцать собак, там распоряжаются два армянина. Когда туда пришли женщины, которые потеряли свою собаку, они свою собаку в этом приюте нашли, но им ее не отдали.

Поярков А.Д.: На мой взгляд, приюты нужно рассматривать только как служебные механизмы для обеспечения каких-то определенных программ. Вот прекрасная иллюстрация к вопросу, почему не работает система. Когда приют абсолютно автономизируется от системы, ради чего он был создан, он становится абсолютно бесконтролен, не только заинтересованным лицам, но и префекту. И постепенно превращается в частную лавочку, в кормушку для обогащения.

 

* * *

 

СТЕРИЛИЗАЦИИ - «ДА», УБИЙСТВУ - «НЕТ»

В Москве 10 апреля на Славянской площади, а затем 16 на Пушкинской, состоялись акции в поддержку программы стерилизации бездомных животных - гуманной альтернативе их отлову и убийству. Оба мероприятия организованы Центром защиты прав животных «Вита» при поддержке студентов московских вузов и общественных организаций по защите животных. Акции приурочены к рассмотрению Мосгордумой закона «О содержании домашних животных в городе Москве», судьба которого должна решиться в ближайшее время.

10 апреля в центре площади под огромным 6-метровым транспарантом «Стерилизации - да! Убийству - нет!» развернулось театрализованное представление: десятки людей с флагами тех стран, где успешно прошла программа стерилизации, встали в круг. Посреди круга - небритый мужичонка в телогрейке и валенках, размахивающий ружьем, дубиной и рогаткой, символизировал Россию, которая никак не может решить проблему бездомных животных цивилизованным путём. На спине неискоренимого российского Шарикова гордо красовалась надпись: «Хочу в ВТО!». Распоясавшийся мужичонка выкрикивал угрозы в адрес людей и животных, целясь в них из ружья и рогатки. На одну иа собак был надет плакат, изображавший мишень.

Участники акции скандировали: «Стерилизации - да! Живодёрням - нет!», «Префектуры, строй приюты!», «Приютам - да, питомникам - нет!», «Бесправие животных - бесправие людей!», «Сегодня - собаки, а завтра - пенсионеры?!». На одном из плакатов участников акции была изображена карикатура: чиновник разводит руками перед щенком с топором в голове: «Ничем помочь не можем - закона нет!». Из других плакатов: «Хватит тратить деньги на бесконечное убийство!», «А вы смогли бы убить своего младшего брата?» и др. Количество участников акции -97 человек.

К сожалению, ряд депутатов Мосгордумы (например, Кругов А.Н.), не скрывая, выступают за убийство части безнадзорных животных «гуманным путём», что даже с практической точки зрения (не говоря о неэффективности такого подхода) невозможно в России; кто разрешит использование барбитуратов (препараты для эвтаназии) в стране, где преследованию подвергся более безобидный препарат - кетамин? Депутат Антонцев М.И. высказывает опасение, что собаки после стерилизации окажутся более агрессивными, в то время, как этологи имеют абсолютно противоположную точку зрения. Москвин - Тарханов М.И. считает, что закон «отвлекает огромные средства от помощи бездомным людям, от помощи брошенным», предполагая, что в обществе, где равнодушно относятся к животным, будут уважать права детей, стариков и инвалидов?! С такой, же «заботой» об интересах москвичей выступает и депутат Платонов В.М...

Сегодня большинство организаций по защите животных решили объединиться с целью создания оптимальной базы для успешной реализации программы стерилизации бездомных животных в городе. Для этого необходимо:

1. Создание сети цивилизованных приютов для собак и кошек, которых по какой-либо причине нельзя оставлять на улице после стерилизации. Не допускать к эксплуатации этих приютов организации, не имеющих опыта и положительных характеристик в сфере защиты животных. Создать комиссии, которые будут контролировать работу приютов.

2. Создание льготных условий для клиник, что обеспечит массовость на конкурсе по распределению городского заказа на стерилизацию.

3. Создание школы ловцов-кинологов, которые будут представлять альтернативу ловцам-живодёрам.

4. Обеспечение жесткого контроля за деятельностью подрядных организаций.

5. Закрепление за каждым округом специалиста по фауне.

6. Создание информационной службы поиска животных, службы спасения.

7. Проведение регистрации всех домашних животных, их чипирование, вакцинация.

8. Установление жесткого контроля за разведением животных и запрещение рыночной торговли животными.

По материалам Центра защиты прав животных «Вита»

 

* * *

СМЕРТНИКИ БОЯТСЯ СОБАК

Террористы-смертники не подрывают себя там, где вместе с людьми находятся их четвероногие друзья. Шахиды боятся укусов собак больше смерти. По их убеждениям, после укуса ты не попадешь в рай, даже если взорвешь себя во имя Аллаха. В Иерусалиме фантастически вырос спрос на собак, особенно бойцовых пород. По словам хозяев, собаки – пока самая надежная защита от террористов-камикадзе. Поэтому смертники на всякий случай держатся от собачников подальше.

(Источник: www.ntvru.com)



[1] От аббревиатуры IPO, не подумайте чего плохого.

[2] Лоренц К. «Так называемое зло. К естественной истории агрессии» в сб. «Оборотная сторона зеркала» – М.; Республика, 1998.

[3] См.: Дж. и Л. Элсден «Ротвейлер сегодня», 1992.

[4] Вот что в 19 веке писал русский философ В.С.Соловьёв об антихристе («Краткая повесть об антихристе»): «Новый владыка земли был прежде всего сердобольным филантропом – и не только филантропом, но и филозоем. Сам он был вегетарианцем, он запретил вивисекцию и учредил строгий надзор над бойнями; общества покровительства животных всячески поощрялись им».

[5] В.Т.Пономарёв «Азартные игры с животными», М.; ООО «Издательство АСТ»; Донецк: «Сталкер», 2003.